Рекомендации по подбору специалиста на должность полиграфолога

В статье Владимира Айдинова и Татьяны Паничкиной рассматриваются вопросы определения критериев выбора специалиста-полиграфолога в штат компании. (опубликована с разрешения автора).

Как выбрать самого полиграфолога, который является немаловажным звеном при отборе других кандидатов? Если говорить о поиске штатного специалиста, то особенностью полиграфолога является и то, что он, по сути, являясь работником службы безопасности, осведомлен о специфике собеседования при подборе персонала и критериях оценки кандидатов. Это знание влияет на способность соискателя давать социально одобряемые ответы в ходе собеседования, умалчивать о негативных эпизодах и, в целом, создавать позитивное впечатление о себе.
Другой особенностью подбора полиграфолога является сложность оценки компетентности самого полиграфолога, дефицит открытой информации о состоянии профессиональной среды полиграфологов, недостаточность информации о правовом статусе проверок на полиграфе. Зачастую менеджер по подбору персонала (или специалист безопасности) имеет неполное представление о том, каким именно опытом работы и навыками должен обладать полиграфолог-соискатель. Как оценить уровень подготовленности и профессионализм полиграфолога?

Мы можем дать рекомендации по отбору специалиста-полиграфолога, опираясь на собственный опыт подбора и оценки большого количества полиграфологов, как в коммерческих организациях, так и в правоохранительных органах. Уверены, что данные рекомендации помогут избежать ошибок, которые могут оказать негативное влияние на собственную и экономическую безопасность организации.

  1. Базовая подготовка для работы полиграфологом, т. е. именно первоначальное обучение специальности это первое, на что необходимо обращать внимание при уточнении сведений. «Школы полиграфологов», заслуживающие доверия, не предлагают обучиться за один месяц и очень осторожно заявляют о готовности своих выпускников самостоятельно проводить тестирования после усвоения теоретического курса. Продолжительность обучения продиктована не только необходимостью передать большой объем специальных знаний, но и погружением обучающегося в практику, в связи с чем обучение разделено на этапы. Этапность обучения способствует постепенному формированию сознания специалиста, появлению навыков работы с полиграфом под контролем опытных преподавателей. Специалист проходит несколько стадий обучения, и этот процесс занимает от 3 до 6 месяцев. Но и по окончании данного периода обучения было бы неверным утверждать, что «молодой специалист» готов к проведению ПФИ любой сложности.
  2. Существенным фактором «правильного» образования является очный характер обучения. Дистанционная форма освоения естественнонаучных и технические аспектов ПФИ превращается в формальное получение «Свидетельств» и «Сертификатов». Невозможно дистанционно контролировать отработку новоиспеченным специалистом практических навыков. Каждое проведенное психофизиологическое исследование с использованием полиграфа уникально, не существует двух полностью одинаковых людей, всегда присутствуют поведенческие и субъективные особенности личности.

ПРАКТИКА СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ, ЧТО ДАЖЕ ИЗ 100% ОБУЧАЮЩИХСЯ НА ОЧНЫХ КУРСАХ ПОЛИГРАФОЛОГОВ НЕ БОЛЕЕ 10–15% КУРСАНТОВ
ВПОСЛЕДСТВИИ ДОСТИГАЮТ НЕОБХОДИМЫХ НАВЫКОВ ДЛЯ КАЧЕСТВЕННОЙ РАБОТЫ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ.

  1. «Школы полиграфологов» дорожащие своим авторитетом, нацеленные на качественную подготовку специалистов, а не на экспресс-обучение, опираются на научные методы, теоретические,эмпирические и прикладные исследования. Заявление о том, что после обучения любой выпускник становится «экспертом», является маркетинговым ходом и не имеет ничего общего с реальной экспертной практикой и возможностью использования результатов тестирований в судебной практике.
  1. При собеседовании или наведении справок о соискателе-полиграфологе необходимо обращать внимание на то, состоит ли специалист в
    профессиональном сообществе. В общении полиграфолога с коллегами происходит не только обмен опытом или актуальной информацией.
    Активность в общении отражает интерес специалиста к своей профессии, формирует ответственность перед коллегами и заказчиками. Нахождение в профессиональном сообществе стимулирует полиграфолога соблюдать профессиональную этику.
  1. Любой работодатель ценит работника, стремящегося к развитию. Регулярное повышение квалификации и инициатива в поиске полезной информации и применении современных технологий выделяет полиграфолога как заинтересованного специалиста. В настоящее время регулярно предоставляется возможность прохождения курсов по профессиональному совершенствованию, в том числе с проработкой отдельных тем дистанционным методом.
  1. Мы не можем не коснуться такого важного фактора в компетентности полиграфолога как профессиональный стаж. В идеальном варианте количество лет в профессии положительно влияет на эффективность в установлении контакта с исследуемым лицом, понимание природы фиксируемых на полиграмме изменений, формирование навыков составления опросников и обработки полиграмм, способность выявить противодействие исследуемого лица, опираться на научность в оценке полиграмм и объективность в принятии решения, соблюдение профессиональной этики. В реальности большой стаж работы полиграфолога не обязательно является эквивалентом правильности подхода к тестированию на полиграфе. Это происходит, если в основу заложено некачественное профессиональное образование, специалист продолжительное время работал без контроля и соблюдения профессиональных стандартов.

7. Дополнительную информацию о работе полиграфолога может дать изучение проводимого им ранее ПФИ.

К сожалению, это далеко не полный перечень признаков некомпетентного полиграфолога, заметных для инициатора или участника проверки на полиграфе.

Достоверность полиграфа

Из журнала «РОССИЙСКИЙ СУДЬЯ» 9/2021 статья «О валидности и эффективности некоторых методов получения доказательственной информации». авторы: Казаков В.А., ПеленицинА.Б. (ЦПП).

Цель данной статьи — напомнить, что независимо от вида экспертизы, даже если выводы эксперта сформулированы в категоричной форме на основе его твердого внутреннего убеждения в собственной правоте, они могут оказаться ошибочными, и составленное им заключение будет признано недостоверным доказательством. Это касается и заключения специалиста.

Принимая или отвергая заключение эксперта в качестве допустимого доказательства, необходимо не только учитывать сложившуюся практику признания экспертным того или иного метода, но и не забывать о показателях его точности, которая объективно никогда не может быть стопроцентной. По вполне понятным причинам специалисты, проводящие исследования для нужд правоохранительной системы, предпочитают не обсуждать слабые стороны и уязвимость используемых ими методов и методик. Однако научные изыскания в этом направлении даже по устоявшимся видам судебных экспертиз проводились и проводятся. Приведем некоторые примеры и результаты.

Дактилоскопические исследования: Дактилоскопия издавна считается едва ли не королевой сферы применения специальных знаний в уголовном делопроизводстве, «образцом для подражания» при внедрении в практику новых экспертных методов. Сегодня ее «право на корону» может оспорить лишь юный с исторической точки зрения метод анализа ДНК. Многие правоприменители, а тем более простые граждане, с большим доверием относятся к результатам генотипоскопических исследований. Но так ли они точны, как мы привыкли считать?

Выясняя причины ошибок, специалисты обнаружили, что наибольшее число из них связаны с так называемым человеческим фактором (некомпетентностью экспертов, нарушением ими методических предписаний и т.п.). Такого рода ошибки свойственны всем видам экспертиз. Однако, кроме них, на точность ДНК-анализа в значительной мере влияет контаминация (загрязнение объекта чужеродной ДНК). На высокую частоту лабораторных ошибок из-за смешения и перекрестного загрязнения проб ДНК даже в успешно работающих ДНК-лабораториях указывают как зарубежные, так и российские специалисты.

Заключений экспертов психиатров и психологов. Специалисты вынуждены констатировать, что в настоящее время «ни одна из психодиагностических методик, даже с полноценным психометрическим обоснованием и актуальной стандартизацией, не гарантирует стопроцентной однозначности вывода по результатам применения и является, по сути, вероятностным суждением с той или иной степенью обоснованности».

Результаты сравнения исследований с применением полиграфа с некоторыми традиционными способами получения доказательственной информации по уголовным делам:

Реалии XXI в. таковы, что все используемые при производстве судебных экспертиз методы имеют определенные ограничения, особенно те, что положены в основу диагностических исследований в отношении человека. Потому прежде всего следует обращать внимание на качество подготовки и переподготовки лиц, участвующих в судопроизводстве в статусе эксперта или специалиста. Не менее важны наличие в экспертных учреждениях детально прописанных методик применения каждого метода и неукоснительное соблюдение всех оговоренных в них требований работающими сотрудниками.

«Полиграф в России: реалии и перспективы».

В течении последних 10-ти лет в профессии полиграфолога не наблюдается активной динамики развития. Научные исследования в основном сменились практическими наблюдениями, которыми специалисты-полиграфологи делятся с коллегами на конференциях, круглых столах, в социальных сетях и мессенджерах.

Эти наблюдения обсуждаются, но научных экспериментов, в академическом смысле, проводится очень мало. Многие методы и методики основаны лишь на авторских наблюдениях и трансформациях методов, валидизированных академически. У специалистов, проводящих ПФИ с использованием полиграфа, в настоящее время есть масса возможностей развивать свои профессиональные умения и навыки, проходя обучения по смежным направлениям (психология, медицина, верификация, профайлинг, поведенческий анализ). Однако остается большой пласт специалистов, которые не желают или не могут проходить дополнительное обучение и остаются на уровне базовой подготовки специалистов-полиграфологов. Тем не менее такие специалисты продолжают свою профессиональную деятельность, порой не самого высокого ткачества. Еще большая проблема, это все чаще появляющиеся в СМИ статьи и сюжеты о шарлатанах, работающих в сфере детекции лжи. Такие псевдоспециалисты, получив документ о том, что могут проводить ПФИ (диплом, сертификат, свидетельство), не соблюдая основных профессиональных и этических принципов, в ходе своей деятельности грубо нарушают методологию ПФИ, а порой готовят заключения за вознаграждения, с выгодными для заказчиков результатами и выводами.

Основной проблемой полиграфологии в России остается отсутствие закона, принятого на Федеральном уровне, который бы более четко регламентировал не только деятельность специалистов-полиграфологов, но и устанавливал бы контроль за этой деятельностью. Различные направления и школы полиграфологии, обучающие специалистов в России без такого закона не придут к общему знаменателю во взглядах на определенные моменты проведения ПФИ с использованием полиграфа и соответственно эта деятельность, не имея строгой регламентации, позволяет недобросовестным специалистам предоставлять некачественные услуги в сфере детекции лжи. Уверенно развивающиеся информационные технологии дают возможности специалистам-полиграфологам взаимодействовать друг с другом не только в рамках конференций и круглых столов, но и дистанционно. Более ли менее открытый диалог со специалистами, осуществляющими ПФИ с использованием полиграфа в других странах ведет к развитию полиграфологии и в России, что в свою очередь позволяет более прогрессивно рассматривать насущные проблемы метода. Перенимая зарубежный опыт, адаптируя зарубежные подходы к менталитету людей живущих на территории РФ, специалисты в России имеют возможности расширить спектр инструментов, задействованных при проведении ПФИ. Однако подобная адаптация методов также должна осуществляться под контролем научных сообществ, законодательства РФ и валидизироваться в соответствии с академическими канонами.

Положительным и важным моментов стали курсы повышения квалификации в МГГУ им. М.А. Шолохова с приглашением ведущих специалистов из Америки, которые существенно подняли уровень осведомленности и владения современными валидными западными методиками. Польза этих курсов бесценна, так как многие полиграфологи, работающие с тестами Юта, DLST, IZCT, получили возможность задать вопросы первоисточникам. Получение альтернативных источников информации – это повышение не только количества информации, но и её качества. Мы стали более критичны к тем авторским методикам, которые ранее могли применять, основываясь только на внутренних убеждениях или ошибочной парадигме: «ну у меня же получается». Одним из самых важных свидетельств признанной эффективности полиграфа, стало появление собственных служб полиграфологов почти во всех правоохранительных органах, во многих крупных международных компаниях, а также постоянный запрос с их стороны на поиск хороших специалистов. Причина этих изменений не в только в том, что в полиграф стали верить и стали прислушиваться к самим полиграфологам. Полиграф взял на себя очень важную превентивную функцию как в государственных, так и в коммерческих структурах. В психологии поведения всем известен широко распространённый феномен, когда угроза наказания всегда является гораздо большим стимулом, чем сам факт наказания. Теперь многие, кому предстоят регулярные проверки на полиграфе, задаются вопросом: «А нужен ли этот риск?».

Самый важный вклад в развитие полиграфологии внесли те специалисты, которые занимались не только накоплением знаний, но и делились ими. Если ранее мы безоговорочно доверяли только мнению мэтров отечественной полиграфологии, то с появлением альтернативных источников знаний, в нашей сфере регулярно стали возникать дискуссии, порой ожесточённые. Причём обсуждение велось сразу по нескольким фронтам: что лежит в основе работы полиграфа – память или внимание, или симбиоз других психических процессов; нужен ли полиграф в уголовном судопроизводстве и может ли заключение специалиста использоваться как доказательство; уместно ли проведение психофизиологических экспертиз без применения полиграфа в судебном процессе и ряд других не менее актуальных тем. Проедпосылкой появления этих дискуссий были приглашения международных специалистов, проведение круглых столов, конференций и иных встреч. В этой связи большую благодарность нужно выразить тем, кто брал на себя это нелёгкое бремя организаторов и помогал нам учиться. Вот все эти герои (по алфавиту): Венерина О.В., Коровин В.В., Молчанов А.Ю., Николаева И., Пеленицын А.Б., Сошников А.П., Холодный Ю.И., Щербатых А., Щербатых О. и целая плеяда зарубежных специалистов: Гордон, Слапски, Прадо и другие.

Несмотря на большое количество выпускников школ, при поиске «хорошего» полиграфолога сталкиваешься с дефицитом таких. Думаю, эта проблема всегда была и не является новой. Имея возможность общаться с большим количеством специалистов с разным опытом в работе, вижу одну серьезную проблему – это ошибки, которые никто не контролирует. Специалист не имея опыта начинает работать, делает ошибки. Не имея возможности своевременно получить обратную связь от более опытного коллеги, со временем он считает, что делает все правильно и эти ошибки становятся для него нормой. При первоначальной подготовке, введение понятия «супервизии» могло бы существенно изменить качество подготовки молодых специалистов, стать важным моментом в профессиональном росте. Просмотр видео и полиграмм специалиста позволяет увидеть свои плюсы и минусы, исправить ошибки, проработать проблемные моменты.

Для развития и объединения профессии необходимо разработать единые стандарты обучения. Уходить от авторских методик и субъективизма. Стремится к использованию только валидных методов в работе.

Авторы: команда полиграфологов компании «ЕВРАЗ».

Почему власти не любят полиграф?

Глава ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст ответила на вопросы «Новых Известий»

Популярность исследований на полиграфе растёт в России как на дрожжах. Собственный «детектор лжи» имеет почти каждая госструктура и коммерческая фирма, обзавелись полиграфом даже игроки и цыгане. Мужья проверяют жен, жены мужей, родители детей. Как к этому относиться? В обществе существует запрос на правду, и оно его пытается удовлетворить с помощью беспристрастной железки. Однако такой большой разброс применения настораживает: в массовом сознании полиграф превращается в игрушку, с помощью которой можно пощекотать нервы и не более того.

Правозащитники относятся к психо-физиологическое исследованию с гораздо большим уважением. С помощью полиграфа им удавалось добиваться прекращения уголовных дел, казалось бы, в абсолютно безнадежных ситуациях, а в иных случаях и спасать жизни подзащитных. По их мнению, полиграф становится все более актуальным элементом защиты, особенно сейчас, когда идут массовые оголтелые задержания, и проверка на детектор лжи — одна из мер, которая позволяет остудить пыл чрезмерно рьяного следствия и защитить человека от полицейского произвола и судебной ошибки.

— Стоит ли возлагать на полиграф большие надежды? Спасет ли полиграф от уголовного дела? Достаточное ли это доказательство? Кому стоит проходить полиграф? Почему в России до сих пор не принят закон об обязательном тестировании судей и вип-персон?

— Сначала о хорошем. Полиграф в прямом смысле спас жизнь жителю республики Башкортостан Виталию Патлусову, обвинённому в поджоге машины. Молодой мужчина подвергся пыткам, смог добиться назначения полиграфа для себя и сотрудников правоохранительных органов, которые его пытали. Исследования доказали, что пытки в его деле присутствовали. Как результат – все показания, данные под пытками, перестали иметь значение, появилась возможность требовать компенсацию и наказания полицейских.

Многие годами добиваются возможности пройти полиграф находясь в колонии, когда приговор уже вынесен и давно вступил в силу. Принципиальность и сознание собственной невиновности движут людьми. Анатолий Солдаткин из Самарской области – именно из такой породы. Мужчину обвинили в том, что он якобы намеревался передать наркотические вещества в колонию. Семь лет мужчина искал возможность пройти полиграф. За это требование его постоянно пересылали в другие колонии, подолгу этапировали, но это не сломило ни волю, ни желание доказать свою невиновность. Только в апреле 2019 года он добился своего в Челябинской тюрьме. Правда, и тут его требование не прошло гладко. Несколько раз с заключенным встречалось руководство тюрьмы, присылали психолога с тестами, других заключенных, которые выясняли у мужчины, о чем он собирается вести беседу под полиграф. Несмотря на давление, долгожданная встреча состоялась. Сейчас мужчина подал заявление в прокуратуру и не намерен останавливаться, будет судиться до окончательного результата и надеется подать в Европейский суд по правам человека.

Последовал примеру Анатолия Солдаткина и правозащитник из Белгородской области Олег Некрасов. «Новые Известия» рассказывали о его трагической судьбе. Человек, восстановивший справедливость в отношении многих земляков, пострадавших от правоохранительных органов, сам стал жертвой полицейской подставы, а затем и круговой поруки силовиков. Ни на следствии, ни в суде его доводы и доказательства не были услышаны. Мужчина считает себя невиновным, единственная возможность доказать это — пригласить полиграфолога. Но вот тут и началось самое интересное. Ведь вопросы Некрасова касались только следствия, но сотрудники колонии всячески препятствовали проходу полиграфолога к заключенному. Даже когда специалист уже был на проходной и имел разрешение на посещение заключенного, сотрудники колонии встали стеной. Все это однозначно указывает, что система повязана между собой, не заинтересована «сдавать своих» и уж тем более давать возможность осужденному правозащитнику доказывать свою невиновность. Заключение полиграфолога должно было стать основной для заявления по вновь открывшимся обстоятельствам. Сейчас Олег Некрасов обжалует отказ колонии в проходе полиграфолога в суде, и, по мнению его защитников, действует совершенно правильно. Срок заключения — 13,5 лет. Сидеть сложа руки в этой ситуации не стоит.

Жестокий срок и приговор на 16 лет после суда присяжных не остановили и Анастасию Новикову, которую обвинили в том, что она якобы выкинула ребенка с последнего этажа многоэтажного дома в присутствии сотрудников отдела полиции по делам несовершеннолетних. Молодая женщина свою вину не признала и прошла полиграф, данные которого были учтены и при подаче ею жалобы в Европейский суд по правам человека. Принципиальность приносит свои результаты – борьба в ЕСПЧ завершилась компенсацией. Сейчас женщина продолжает доказывать свою невиновность и подала новую жалобу в ЕСПЧ.

Актуальность полиграфа как средства защиты, я считаю, очень высока — человек, даже сидя в тюрьме, может самостоятельно его пройти, выбрать учреждение, и, что называется, подстраховаться от негативных последствий

— Почему надо действовать самостоятельно? Разве суд не может назначить проверку на полиграфе? Несколько лет назад я сама была свидетелем этому в Гагаринском районном суде Москвы. Прямо во время заседания провели психофизиологическую экспертизу — проверили на полиграфе обвиняемого в зверском убийстве. И по результатам обследования освободили подсудимого прямо в зале суда — человек оказался невиновен. Потом, правда, о таких судебных экспериментах не приходилось слышать. Но, насколько я знаю, следователи довольно часто предлагают воспользоваться «детектором лжи», чтобы снять с человека подозрения или изобличить преступника.

— В России результаты тестирования начали принимать в качестве судебных доказательств в 2001 году. Но роль полиграфа в суде законодательно не закреплена. Принимать ли во внимание экспертизу, прилагать ли ее к доказательствам – решает судья. Хотя в Уголовно-процессуальном кодексе РФ появилась, можно сказать, знаковая новация — в части 4, статье 195 теперь сказано, что «судебная экспертиза может назначаться и проводиться до возбуждения дела». Новая строка в УПК дает право использовать достижения современной науки в строгих процессуальных условиях в форме экспертизы на самых ранних этапах раскрытия и расследования преступлений. Речь идет, в том числе, и об исследовании на знаменитом приборе — полиграфе.

Это — крайне важно для многих людей. По идее, предполагается, что отныне заведомо невиновного человека, попавшего в поле зрения «органов» случайно, а то и по клевете, не будут месяцами изнурять допросами и держать в СИЗО. С другой стороны, сыщики не станут отвлекаться на ложный след, а займутся поиском настоящего убийцы, грабителя или, например, насильника. То есть, подозреваемого могут сразу, как говорится, «прокачать» на причастность к преступлению. И если «умная машина» покажет, что задержанный не врет, его отпустят. Или же — совсем наоборот.

— Что значит – «наоборот»? Будут продолжать терзать? Заставлять вспомнить то, чего не было? Первый полиграфолог страны — начальник отдела Института криминалистики ФСБ Юрий Холодный был убежден и настаивал на том, что при опросе с использованием полиграфа, — глубинно исследуется память испытуемого, ни один следователь на такое не способен. Вы, например, можете не помнить деталей свадебного платья своей невесты, но то, что вы женаты (или были женаты) — будете помнить всегда. Точно так всегда откладывается в нашей памяти любая жизненно важная информация — «убивал — не убивал», «украл — не украл», «принимал наркотики или нет» и так далее. Хотел бы человек что-либо забыть из своей прошлой жизни, да не дано. В этом, по его мнению, кроется сила опросов с использованием полиграфа.

— При тестировании организм реагирует на задаваемые вопросы рефлекторно, а датчики лишь фиксируют наличие или отсутствие реакций. Опытный специалист «читает» их и делает вывод, пытался ли опрашиваемый скрыть что-либо или нет. Поэтому сам специалист, а не прибор выступает в роли «детектора лжи».
Наивные люди слишком буквально понимают слова Холодного: «я ничего плохого не делал, я не виноват, полиграф во всем разберется». Железка с набором датчиков и компьютерной программой еще ни в чем и ни с кем не разобралась. А за монитором компьютера может сидеть неквалифицированный специалист или глубоко безразличный «пофигист». Вот оно-то и будет во всем разбираться. И от его выводов человеку может сильно не поздоровиться –невиновный субъект легко перейдет в разряд виновных или благополучно поменяет статус со свидетеля на обвиняемого. Следствию как раз бывают нужны именно те специалисты, кто поддержит складывающуюся версию, и полиграфологов – одного за другим, будут приглашать до тех пор, пока не появится нужный результат. Причем были прецеденты, когда на ту же наживку попадали сотрудники полиции и следователи, когда против них возбуждали уголовные дела. В этом смысле показательна история Александра Шукшина из Челябинской области. Сотрудник правоохранительных органов сам оказался под следствием, два полиграфа, назначенные следователем, были в его пользу и указывали на его невиновность, а вот неожиданно назначенный третий полиграф почему-то превратив мужчину в виновника ситуации. Сейчас продолжается следствие. Александр, находящийся под подпиской о невыезде, уверен в своей правоте и готовится пройти полиграф по собственной инициативе. Скандал на его рабочем месте был связан с тем, что мужчина не захотел участвовать в коррупционной схеме и решил вывести коллег на чистую воду.

Далеко не все истории с полиграфом увенчались успехом. Прежде чем соглашаться на эту процедуру, надо хорошенько подумать о нюансах его использования, т.е. о том, в чьих руках оно окажется – у следователя или у адвоката.

Разница в том, что когда исследование специалиста проводится по постановлению следователя, специалист-полиграфолог обязан дать заключение в любом случае. Если исследование специалиста-полиграфолога проводится по адвокатскому запросу, то инициатором (заказчиком) исследования является адвокат, и он решает, приобщать результаты к делу или не приобщать, если они могут навредить подзащитному.


Я ни в коем случае не призываю всех обвиненных в совершении преступлений бежать к независимым полиграфологам и делать исследования по адвокатским запросам. Есть более простой способ проверить вашу честность – мотивированный или немотивированный отказ от тестирования на полиграфе.
У нас нет единых регламентирующих правил психо-физиологических исследований. Как нет до сих пор и федерального закона об применении полиграфа .
— Почему его нет? Ведь государственные структуры довольно широко используют полиграф при приеме на работу. В коммерции по своим «ведомственным» инструкциям сотрудников тестируют чуть ли не ежеквартально. Закон о полиции при поступлении на службу предусматривает прохождение кандидатами «детектора лжи». Вот только что в Госдуму внесён законопроект, предусматривающий обязательную проверку военнослужащих Росгвардии на полиграфе. То есть каждое ведомство «за», а в целом страна – «против»?

— История с законом тянет на хороший детектив — запутанный, многоходовый, с многочисленными ответвлениями сюжетных линий, где замешаны большие деньги и немалые репутации. Приведу пример из жизни московской мэрии. Как сообщала «Российская газета», в 2013 году 1300 чиновников, занимающихся госзакупками товаров и услуг для Москвы, прошли тестирование на полиграфе. Каждый восьмой не получил должность — аппарат не поверил их ответам. По мнению главы департамента по конкурентной политике, пользу полиграфа трудно переоценить. В мэрии тогда подсчитали: риск возникновения коррупции снижается на треть. Неудобные вопросы госслужащим обещали продолжить и в 2014 году. Дальше тишина – то ли эксперимент закончился благополучно, то ли закончились благонадежные чиновники на замену.

Вспомним другое ведомство. Когда пьяный начальник царицынского ОВД майор Евсюков расстрелял в супермаркете ни в чем не повинных людей, тогдашний глава МВД Нургалиев обещал потрясенной общественности произвести в кадровой политике ведомства настоящую революцию. Он заверил нас, что на службу будет поставлен легендарный полиграф, который станет барьером для проникновения потенциальных майоров евсюковых в славные ряды милиции.

Прошло полтора года, строки о полиграфе перекочевали в проект закона по полиции. Цитирую: «Граждане Российской Федерации, поступающие на службу в полицию, а также сотрудники полиции проходят психофизиологические исследования, тестирование на алкогольную, наркотическую и иную токсическую зависимость в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел».


Казалось бы, надо от восторга бить в ладоши, но не получается. Походит на обещание алкоголика бросить пить с понедельника. Потому что нет такого количества полиграфов у МВД, чтобы оснастить каждый райотдел полиции. К тому же они очень дороги, а деньги в бюджет на это не заложены. Нет и нужного количества специалистов.

Во-вторых, закон об оперативно-розыскной деятельности и без того с 1992 года разрешает применение «детектора лжи» для оперативных целей. Используют его в основном для сужения круга подозреваемых и только с их добровольного согласия. А вот заставить соискателей государственных постов, а также милицейских погон да полицейских блях проходить обязательную проверку на полиграфе можно лишь с введением специального закона «О полиграфе». А его нет.

Точнее, он был подготовлен еще в 2004 году, но в 2010 окончательно похоронен в недрах «Единой России», имеющей контрольный пакет в парламенте. Причина его таинственного «исчезновения» понятна. В нем устанавливался такой внушительный масштаб применения прибора, который, без сомнения, привел в трепет коррумпированное чиновничество. Предполагалось, в частности, что проверку на детекторе должны будут проходить: кандидаты в президенты РФ, претенденты на посты министров, руководителей федеральных ведомств, структур администрации президента. Само собой — кандидаты в депутаты Госдумы, члены Совета Федерации, Конституционного суда, Счётной палаты. А также руководящие лица Центризбиркома, региональные судьи и прокуроры при назначении на должность и т.п. Ну, кому такое может понравиться?

— Людям, конечно, тем, кто обложен чиновничьим враньем и судебной несправедливостью по самую макушку. Оппозиции понравится – в отличие от власти она у нас кристально чистая, и сама проверит на вшивость кого хочет. Геннадий Зюганов, например, когда была такая фишка на прошлых президентских выборах, отказался от полиграфа, заявив всем настаивавшим –«только после вас». А вот бывший губернатор Московской области Громов успешно – на 100% — прошел процедуру. Причем, публично — в Метрогордке, хотя это не его вотчина. Может такое быть? 100% при его весьма неоднозначной репутации?

Но если без шуток, то полиграф давно надо узаконить, сделать обязательным для судей и вип-персон. Тогда у нас не будет в сенате таких «убийственных» историй, как с Арашуковым, в Росгеологию не пролезет человек, для сокрытия биографии купивший себе паспорт на другую фамилию. Проверки нужны не только при поступлении на службу, они должны быть регулярными, как декларация о доходах, потому что все подозрительное с персонами чаще случается не тогда, когда они карабкались на пирамиду, а когда на ней освоились и засиделись.

Что такое ЛОЖЬ?

В словаре русского языка приводится следующее определение: «Ложь — это намеренное искажение истины«. Это определение, отражая общую суть этого феномена, все же нуждается в конкретизации, учитывающей некоторые специфические моменты, важные для использования этого определения. Будем называть ложью намеренное (сознательное) искажение и/или сокрытие истины изучаемым (проверяемым) лицом с целью введения в заблуждение отдельных людей или всего его окружения.

Из этого определения следует, что не всякую недостоверную информацию  можно называть ложью, так если человек не осознает, что передаваемая им информация является недостоверной, то в этом случае его сообщение нельзя рассматривать как ложь.

Лжецом является только тот человек, который четко осознает и понимает, когда он говорит правду, а когда — лжет.

Только в этом случае в процесс будут вовлекаться специальные мозговые механизмы переработки информации и эмоций, приводящие к появлению психофизиологических и других прямых и косвенных признаков неискренности.

С учетом данного выше определения термины ложь, неискренность, обман  и им подобные являются идентичными и не должны носить каких-либо морально-нравственных различий, которые пытаются ввести некоторые авторы, но которые не способствуют созданию практических методов обнаружения лжи.

На современном этапе существует три основных способа, которые позволяют, с той или иной степенью достоверности выявлять ложь и обман.

Первый – это наблюдение за невербальным поведением говорящего .

Второй, основан на, проводимом по определенному алгоритму, анализе содержания речевого сообщения.

Третий способ, это способ регистрации и оценки комплекса физиологических реакций. Третий способ еще называют инструментальной «детекцией лжи». На современном этапе существует три основных способа, которые позволяют, с той или иной степенью достоверности выявлять ложь и обман:

1. наблюдение за невербальным поведением говорящего .

2. основан на, проводимом по определенному алгоритму, анализе содержания речевого сообщения.

3. способ, это способ регистрации и оценки комплекса физиологических реакций. Третий способ еще называют инструментальной «детекцией лжи». 

 

https://полиграф-воронеж.рф/

Полиграф в эфире программы «Нервы» информационного центра по атомной энергии

Специалист-полиграфолог Ерофеев Сергей Юрьевич демонстрирует возможности «детектора лжи» в эфире программы «Нервы»

Проверка на полиграфе в прямом эфире

Воронежский депутат прошел проверку на полиграфе

Лидер воронежского реготделения партии «Справедливая Россия», депутат гордумы Артем Рымарь стал единственным, кто откликнулся на народную инициативу пройти испытание на полиграфе (детекторе лжи) и ответить на неудобные и даже в чем-то провокационные вопросы перед выборами 13 сентября 2020 года.

«В течение нескольких лет я честно выполнял свои обязанности, работал на благо города и его жителей. Не врал и не воровал. Я не привык путать свой карман с государственным. Предлагаю всем кандидатам и депутатам пройти полиграф, чтобы доказать свою честность перед избирателями».

Воронежский Центр Детекции Лжи проверили депутата

Чем пахнет ложь?

Владимир Молчанов, председатель совета директоров Группы Компаний “Синдикат Безопасности”, в интервью СМИ “Безопасность бизнеса” о работе полиграфа и полиграфолога, KPI и оценке затрат компании на штатного специалиста

– Чем пахнет ложь?

– Выражение «запах лжи» – это, конечно же, метафора. Даже не научная метафора, а, скорее, литературная. Она могла бы послужить очень привлекательным названием для какого-нибудь детективного романа. Задавая этот вопрос, Вы, наверное, ожидали такой же метафорический ответ, например, «ложь пахнет страхом» или более физиологично – «ложь имеет запах пота». Однако если говорить серьезно, то следует понимать, что ложь (обман) не имеет физической сущности и, соответственно, не обладает никакими внешними физическими или химическими признаками, в том числе запахом. Ложь – это обобщенное понятие, отражающее самые разные формы преднамеренного искажения и сокрытия информации с умышленной целью ввести в заблуждение заинтересованного потребителя этой информации. Признаки лжи можно обнаружить на всех уровнях живой природы от молекулярного (обман вирусами систем репликации ДНК в клетах хозяина) до социального (обман в межгосударственных отношениях, приводящий к непоправимым международным конфликтам). Проблемой лжи каждый на своем уровне занимаются  философы, психологи, психофизиологи и др., однако это явление продолжает оставаться в значительной степени неизученным.

– Полиграф работает?

– Давайте уточним. Наверное, речь идет не о работоспособности и надежности регистратора физиологических процессов, чем, собственно, и является полиграф, а об эффективности его применения при решении важных практических задач, которые стоят перед обществом. При такой постановке вопроса ответ будет однозначным – да, тестирование на полиграфе является уникальным и одновременно точным и надежным источником важной информации, необходимой для принятия решений в тех сферах деятельности человека, где применяется полиграф. Правда, при одном важнейшем условии, что он применяется правильно с обязательным и безусловным учетом всех присущих ему особенностей, достоинств и ограничений. Данный вывод основан на уже почти 100-летней практике применения полиграфа для расследования преступлений, в системах обеспечения государственной и корпоративной безопасности, а также в кадровой работе.

– Как не ошибиться с выбором профессионального специалиста, на какие критерии обращать внимание?

– Это серьезная, я бы сказал, первостепенная проблема. К сожалению, у специалиста на лбу не написано, хороший ли он специалист, да и является ли специалистом вообще. Чрезмерная коммерциализация профессии полиграфолога естественным образом привела к тому, что, как и в любой сфере деятельности, где крутятся деньги, в неё устремилось много недобросовестных людей, охваченных одной целью – заработать. К сожалению, тоже как обычно, в их числе оказалось много мошенников. Не будем также забывать, что профессия полиграфолога характеризуется определённым коррупционным риском. Проблема в том, что коррумпированные мошенники хорошо мимикрируют, и их трудно распознать и раскусить. Очевидных и однозначных внешних признаков хорошего специалиста в любой области не существует. Вы никогда при первой встрече не распознаете плохого врача, репетитора или парикмахера. Вам потребуется время и определённый опыт, чтобы сделать обоснованную оценку по результатам их работы. Однако если халтуру парикмахера будет видно сразу, то в случае оценки квалификации и компетентности полиграфолога все гораздо сложнее. Слишком неопределёнными  и размытыми являются предметная область и поле его профессиональной деятельности. Заказчик далеко не всегда способен разобраться в них и часто вместо критического анализа верит на слово. Профессиональные советники, которых он может привлекать для оценки полиграфолога, также могут оказаться недостаточно компетентными. Повторяю, проблемы выбора достойного специалиста в области применения полиграфа существует, и с этим необходимо смириться.

К сожалению, профессия специалиста в области тестирования на полиграфе еще до конца не сформировалась, ее методологический инструментарий не стал единой общепринятой нормой. Прорывные высоко эффективные технологии применения полиграфа появились только в последние 10-15 лет, и многим полиграфологам пока не известны. Проблем добавляют и слабые школы, многие из которых построены по принципу: не можешь работать – иди учить. Таких школ много. Сотни по всей стране. Единые стандарты обучения, на основе которых можно было бы сравнивать выпускников разных школ, отсутствуют. Многие  преподаватели сами не знают предмет достаточно хорошо, особенно его современное состояние, и не имеют достаточного опыта, а ведь тестирование на полиграфе – это прикладная, практическая дисциплина. Теоретические знания, конечно, нужны для понимания происходящих процессов, однако практические навыки важнее. Набирающее в последнее время обороты обучение по интернету в профессиях, требующих постоянного общения специалиста с людьми (медицина, педагогика, тестирование на полиграфе и т.д.), недопустимо, поскольку многие важные практические навыки могут передаваться от учителя к ученику только при их личном общении. 

– Какой один профессиональный вопрос можно задать полиграфологу, чтобы по ответу понять, что перед тобой не шарлатан?

– Есть такой вопрос. Чтобы выяснить, является ли полиграфолог действительно квалифицированным и компетентным, а не шарлатаном, его нужно спросить: «Какой метод объективной (то есть основанной на измерении информативных параметров физиологических реакций, зарегистрированных полиграфом) статистической оценки результатов тестирования  Вы применяете в своей работе?»

Дело в том, что все без исключения современные технологии применения полиграфа, обеспечивающие максимальную точность получаемых результатов, имеют этап статистического анализа зарегистрированных полиграфом данных, на основе которого полиграфолог выносит свое категоричное заключение с обязательным указанием вероятности его возможной ошибочности. Если в прежние годы в заключениях полиграфолога обычно присутствовала фраза «выводы, сделанные по результатам тестирования на полиграфе, носят вероятностный характер», то в настоящее время этот «вероятностный характер» всегда имеет точное числовое значение, отражающее вероятность возможной ошибочности сделанного вывода. Обычно эти значения вероятности ошибки в случае применения современных высокоточных методов тестирования на полиграфе не превышают 5%. Это вполне приемлемая величина для любых научных методов тестирования, применяемых в отношении такого сложного объекта исследования, каким является человек. Следует понимать, что в природе в принципе не существует научных тестов, которые бы обладали идеальной 100%-й точностью. Все научные тесты и в физике, и в химии, и в других областях науки показывают вероятностные результаты. Однако в 21 веке во всех прикладных областях науки в обязательном порядке требуется, чтобы наряду с интерпретаций результатов тестирования ученые, применяющие научные тесты, обязательно указывали вероятность возможной ошибочности своих выводов на основе применения адекватных статистических методов и математических моделей. Современные методы тестирования на полиграфе полностью удовлетворяют этому требованию. Поэтому действительно квалифицированный и компетентный полиграфолог должен знать и уметь правильно пользоваться этими методами и давать развернутый и обоснованный ответ на сформулированный выше вопрос.

– Для скептиков. Если на практике проверить полиграфолога: руководителю СБ спрятать предмет в одной из трёх коробок (наперстков, конвертов) и попросить полиграфолога по реакциям определить, в какой. У хорошего полиграфолога будет 100% результат даже при нескольких повторах?

– Такой простой и несколько необычный способ экспресс-оценки квалификации и компетентности полиграфолога вполне возможен, но надежным его считать нельзя. Слишком много неконтролируемых факторов, связанных с тестируемым, окружающей обстановкой, организацией эксперимента и т.п., которые могут оказать отрицательное влияние на результаты теста. Тем не менее, высокая вероятность правильного вывода полиграфолога вполне достижима. Причем несколько повторов проводимого теста, в противоположность Вашему предположению, высказанному в вопросе, как раз и будет способствовать получению максимально точного результата.

– Что эффективнее для компаний: штатный полиграфолог или наёмный специалист и почему?

– Однозначно ответа на этот вопрос нет. Его нужно искать индивидуально для каждой конкретной компании. Например, если тестирования на полиграфе в организации проводятся эпизодически, то штатный полиграфолог большую часть времени будет сидеть без работы. Очевидно, что экономически это будет совершенно неоправданным, и в случае необходимости лучше прибегать к услугам приглашенных полиграфологов. Однако если в соответствии с кадровой политикой и политикой в области обеспечения безопасности компании тестирования на полиграфе проводятся на регулярной основе, то в этом случае наличие одного или даже нескольких штатных полиграфологов является предпочтительным. В этом случае руководство может быть уверено, что все полиграфологи работают по единому стандарту и имеют одинаковую квалификацию. Это не только повышает их результативность и уровень взаимозаменяемости, но и создает отличие условия для создания эффективной системы контроля качества работы полиграфологов. Штатные полиграфологи хорошо осведомлены о позиции своего высшего руководства в отношении полиграфа, и поэтому бесконфликтно учитывают её в своей работе. Штатные полиграфологи могут привлекаться для решения и других задач в сфере управления персоналом и обеспечения безопасности, которые невозможно поручить постоянно меняющимся приглашенным полиграфологам. Вместе с тем у штатных полиграфологов по сравнению с приглашенными повышается вероятность вовлечения в коррупционную деятельность.  У приглашенных полиграфологов вероятность появление такого опасного девиантного поведения гораздо ниже.

Кроме того, решая вопрос о целесообразности применения полиграфа на постоянной основе для решения вопросов кадрового отбора и обеспечения безопасности компании, необходимо помнить, что, помимо чисто экономических соображений, применение полиграфа на постоянной основе решает четыре важнейшие задачи, которые без него решать было бы невозможно: (1) в ходе тестирования на полиграфе люди часто инициативно сообщают такую информацию, которую они никогда бы не раскрыли в других условиях; (2) полиграф на основе зарегистрированных физиологических реакций позволяет обнаруживать у тестируемого критические зоны или факторы риска, знание которых делает более целенаправленной работу кадровых служб и структур, отвечающих за кадровую безопасность в компании; (3) информация о том, что в компании на постоянной основе проводится тестирование на полиграфе является мощнейшим сдерживающим фактором для лиц, поступающих на работу в компанию или постоянно работающих в ней, которые имеют намерения совершать действия, наносящие ущерб компании; и, наконец, (4) информация, получаемая полиграфологом в ходе тестирования на полиграфе, активно используется в процессе принятия решений важных решений руководством компании на разных уровнях. Без полиграфа, эти четыре задачи никаким другим способом решать было бы невозможно. 

– Вопрос по затратам компании. Можно ли условно сложив зарплату полиграфолога, налоги, командировки, аренду кабинета, другие расходы и разделив на количество проведенных им проверок вывести, тем самым, стоимость одной проверки для компании. Как вариант стоимость сравнить с рыночным предложением. Или это неверная оценка затрат?

– Оценивать затраты компании на проведение тестирований на полиграфе по приведенному в вопросе алгоритму, конечно, можно. Однако возникает другой вопрос – а с какой целью это будет делаться? Для оценки средних затрат компании на проведение одного тестирования предложенная схема вполне пригодна. В то же время для оценки оплаты труда полиграфолога, его реального денежного вознаграждения за одно тестирование она вряд ли подходит. Для формирования зарплаты работника, выполняющего примитивные операции (уборщица, охранник и др.), она вполне подойдет. Однако как механизм формирования оплаты сложного труда полиграфолога она не подходит, поскольку в ней полностью отсутствует оценка содержания трудовой функции. Для определения уровня оплаты труда полиграфологов гораздо больше подошла бы какая-нибудь современная система оценки стоимости рабочих мест, учитывающая объем и разнообразие знаний и навыков, необходимых полиграфологу для эффективной деятельности, сложность и напряженность выполняемых им трудовых функций, а также значимость результатов его труда для компании.  

– По каким критериям эффективности можно оценить работу штатных полиграфологов, существует ли в таком деле KPI?

– Если подходить к выработке критериев эффективности деятельности полиграфолога не формально, как это, к сожалению, порою делается в отношении многих видов работ в компаниях и на предприятиях, то можно говорить только об одном таком показателе, который объективно формируется в системе контроля качества работы полиграфологов. Такая система той или иной сложности обязательно должна быть создана в организациях, где работают два и более полиграфологов. При этом ключевым показателем деятельности полиграфолога (KPI), его количественным выражением является количество замечаний, которые получают проводимые им тестирования в процессе контроля их качества. 

– Цель работы полиграфолога – создание эффекта страха (прививки) в коллективе компании с целью профилактики злоупотреблений персоналом?

– Я бы не стал говорить о создании обстановки страха в компании с помощью полиграфа. Построение системы управления человеческим ресурсом на основе отрицательных эмоций работников, в частности, эмоции страха – это далеко не самый лучший способ мобилизации коллектива на повышение эффективности деятельности. Правильнее было бы говорить о том, что применение полиграфа в организации на регулярной основе способствует формированию фактора «сдерживания», который предотвращает поступление на работу нежелательных элементов, готовых нанести вред организации, а также удерживает работников от совершения ими неблаговидных и непродуктивных поступков. Зная, что такие негативные поступки могут быть в дальнейшем раскрыты с помощью полиграфа, работники удерживают себя от их совершения. Причем это сдерживание неправомерных действий основано не на страхе, а на трезвом анализе возможных последствий. При этом надо помнить, что применение полиграфа в компании выполняет еще несколько полезных функций, о которых говорилось выше при ответе на вопрос о штатных и приглашенных полиграфологах.

– Полиграф может стать инструментом для сведения корпоративных счетов?

– К сожалению, да. Такие неприятные факты имеют место. Однако винить за них нужно не столько полиграфологов, сколько администрацию компании. Именно представители руководства иногда ставят перед полиграфологом задачу получения негативных данных в отношении конкретного тестируемого лица, которые потом используются для его наказания или даже увольнения. Некоторые полиграфологи, опасаясь потерять работу или свой привилегированный статус в компании, идут на должностное преступление, искажая и подтасовывая результаты тестирования. Такие полиграфологи нарушают кодекс этики своей профессии и, вообще-то говоря, должны были бы лишаться права работы в этой области.

– А самих полиграфологов тестируют на полиграфе?

– Конечно. Причем это можно делать очень точно и надежно. Для этого применяется одна из современных технологий тестирования, известная как Метод проверочных вопросов сравнения или Метод только проверочных вопросов. Даже если полиграфолог хорошо знаком с этим методом тестирования, он не способен каким-либо образом противостоять ему. Периодическое тестирование на полиграфе самих полиграфологов является не просто формальной, а обязательной процедурой, поскольку, как уже я упоминал выше, данная специальность характеризуется определенной степенью коррупционности. Важнейший вопрос для тестирования полиграфологов – «Вы каким-либо образом искажали результаты проводимых Вами тестирований на полиграфе?». Причин и способов искажения результатов может быть много, и любое из таких действий является должностным преступлением и должно пресекаться. Особенно опасно, когда такие действия полиграфолога совмещаются с другим должностным преступлением – получением за них денежного или другого вида вознаграждения, что в ходе тестирования на полиграфе оформляется соответствующим вопросом.

– В каком подразделении работа полиграфолога (отдела полиграфологов) будет максимально полезна для компании и почему?

– Думаю, Вы сами легко ответите на этот вопрос. В конечном счете, о результатах тестирования на полиграфе, которые включают как выводы, сделанные полиграфологом, так и всю важную информацию, сообщенную тестируемым, в обязательном порядке должна быть проинформирована служба безопасности, независимо от того, идет ли речь о вновь принимаемом работнике или действующем сотруднике. Информация, получаемая в ходе тестирования на полиграфе, прежде всего, должна оцениваться с точки зрения ее важности для обеспечения безопасности компании. Для решения такой сложной и специфичной задачи, как обеспечения безопасности, в средних и крупных компаниях создается служба безопасности, цель и содержание деятельности который, а также характер и последовательность её основных бизнес-процессов являются настолько особенными и специфичными, что не могут быть перепоручены никакому другому подразделению компании. Если представить, что подразделение полиграфологов размещено в департаменте работы с персоналом, то можно быть уверенным, что полиграфологи, нацеленные на поддержку решения кадровых задач, будут в полном объеме информировать службу безопасности компании о результатах тестирований? Полной уверенности нет. А если необходимо срочно провести тестирование на полиграфе в ходе служебного расследования, справится ли с ним полиграфолог, полностью загруженный кадровыми тестированиями? Для успешного проведения тестирований в ходе служебных расследований у полиграфолога должен быть особый стиль мышления, учитывающий все нюансы смысла и содержания деятельности по обеспечению безопасности компании. Такой стиль мышления может выработаться только в случае пребывания полиграфолога в среде единомышленников, то есть в составе службы безопасности. Работая в кадровом аппарате, полиграфолог никогда глубоко не поймет и не оценит особенностей работы по обеспечению той же кадровой безопасности. Таким образом, ответ на Ваш вопрос следующий. Если в компании есть и активно работает служба безопасности, подразделение полиграфологов должно находиться в составе этой службы. Если служба безопасности не существует, группа полиграфологов может быть включена в состав кадрового подразделения или быть выделена в самостоятельною структуру, подчиненную непосредственно руководителю компании или его заместителю, отвечающему за решение вопросов безопасности.

– Сколько стоит сам прибор для проведения СПФИ, и какие модели наиболее признаны в профессиональной сфере полиграфологов?

– В настоящее время на рынке полиграфов представлены четыре модели, которые выпускаются на территории Северной Америки – три в США и один в Канаде. Эти приборы имеют сходный функционал, характеризуются высоким качеством и удобством в применении. Стоимость этих приборов в зависимости от комплектации может превышать 10 тысяч долларов, а в случае поставки в Россию с учетом всех пошлин может быть ещё выше.

В России производится несколько моделей полиграфов. Их стоимость в зависимости от функциональных возможностей и комплектации также может изменяться от 150 до 400 тысяч рублей. По понятным причинам, многие предпочитают покупать технику подешевле. Однако хочу здесь предупредить об одной опасности, о которой часто забывают при покупке прибора. Данная техника требует периодического обслуживания и проверки. Кроме того, поскольку все выпускаемые в настоящее время полиграфы являются компьютеризированными, они нуждаются в постоянном обновлении программного обеспечения, которое необходимо для устранения ранее не выявленных ошибок и совершенствования функций прибора. Для качественного выполнения всех этих задач компания-производитель полиграфа создает у себя достаточно затратную службу послепродажного обслуживания и пожизненной поддержки своей техники. Именно этот фактор влияет на базовую цену полиграфа. Себестоимость полиграфов у компаний-производителей, не имеющих такой службы поддержки, оказывается гораздо более низкой. Поэтому, исходя из собственного опыта, я не рекомендовал бы приобретать дешёвые модели полиграфов, лишая себя возможности их полноценной поддержки в будущем.

– Обычно полиграф предоставляет компания или это личное оборудование полиграфолога?

– Если компания вводит у себя тестирование на полиграфе серьезно и надолго, то лучше, чтобы приборы были на балансе компании. Это обеспечит их большую сохранность и гарантию того, что они будут проходить своевременную проверку и обслуживание. Кроме того, в рамках системы контроля качества работы полиграфологов будет большая уверенность в том, что все полиграфы являются исправными, а значит, качество регистрируемых ими физиологических сигналов не может быть источником возможных ошибок полиграфолога.

– Что входит в обязанности руководителя подразделения полиграфологов?

– Задач у руководителя подразделения полиграфологов много, и все они являются важными. Я выше где-то уже упоминал об этом. Чтобы лучше понять меня, просто перечислю эти задачи: организация и управление деятельностью подчиненных полиграфологов, включая такие вопросы, как режим работы, равномерность нагрузки, организацию контроля качества проводимых тестирований. Кроме того, руководитель отвечает за обязательное непрерывное  повышение квалификации полиграфологов, поскольку в последние годы продолжается дальнейшее совершение методов тестирований в направлении повышения их точности и надежности, а хорошие полиграфологи всегда должны быть в курсе последних инноваций. Руководитель обязан следить за физическим и психоэмоциональным состоянием полиграфологов, поскольку их работа характеризуется высоким внутренним напряжением. Если не следить за этим фактором, то можно не заметить момент профессионального «выгорания» специалиста со всеми вытекающими негативными последствиями. Поэтому руководитель должен вовремя обеспечивать перераспределение нагрузки и ротацию функций, выполняемых полиграфологом. Это относится к выполняемым тестированиям – кадровым или в интересах расследования, участию в работе системы контроля качества, частоте командировок, объему ежедневной нагрузки, предоставлению свободных дней для чтения литературы и приведению в порядок архивных материалов тестирований и т.д.

– Сколько проверок в день может проводить полиграфолог?

– Учитывая то, что полноценное, качественное тестирование, будь то кадровый скрининг или расследование, занимает два – два с половиной часа, а то и больше, количество тестирований в день не должно превышать двух. В отдельных случаях при необходимости можно допускать три тестирования в день, но это не должно быть постоянной практикой. Полиграфолог тоже человек и он, как и все люди, устает от своей напряженной работы. А уставший полиграфолог – плохой полиграфолог, он будет терять бдительность, которая является важнейшим инструментом выявления противодействия тестированию на полиграфе. Поэтому после каждого очередного тестирования полиграфологу, как врачу, необходимо отдохнуть и настроить себя на следующее тестирование.

– Сколько времени занимает подготовка вопросов к тестированию и как она проходит?

– Вопросы к тестированию полиграфолог всегда готовит заранее, исходя из задач, которые ставятся перед ним и предстоящим тестированием. Сколько времени на это потребуется, сказать невозможно. Понятно, что это время зависит от сложности, необычности задач, а также от опыта полиграфолога. Но это время особенно и не имеет значения, так как оно не сокращает времени, которое отводится на тестирование.

Непосредственно в процессе тестирования, опираясь на информацию,  полученную в ходе предтестового собеседования с тестируемым, полиграфолог лишь уточняет совместно с ним формулировки вопросов, которые будут предъявляться непосредственно на полиграфе. Время, затрачиваемое на эту часть подготовки вопросов теста, также зависит от многих факторов, включая количество тем, выносимых на тестирование, их сложность, использование при обсуждении так называемых «маршрутных карт», интеллектуальный уровень тестируемого и многое другое. Однако опытный и хорошо подготовленный полиграфолог все-таки затрачивает на этот этап тестирования – на обсуждение вопросов не более часа.

– Что будет основанием прекратить и не проводить тестирование?

– Таких оснований три. (1) Инициативный отказ тестируемого от дальнейшего прохождения тестирования. (2) Ухудшение состояния тестируемого по медицинским причинам. (3) Постоянное неисполнение тестируемым инструкций и указаний, которые ему дает полиграфолог, даже после их неоднократного повторения. В своем заключении полиграфолог обязан подробно описать причину прекращения тестирования.

– Противодействие проверяемого во время тестирования всегда можно выявить?

– Да, практически всегда, за исключением редких случаев умелого применения тестируемым психических приемов противодействия, что случается довольно редко и чаще всего наблюдается на поле противостояния спецслужб. Если полиграфолог имеет полноценную подготовку, хорошо понимает и знает нормальную динамику физиологических процессов, не теряет бдительность и замечает малейшие отклонения от нормы при регистрации этих физиологических процессов, имеет хорошую подготовку в области выявления противодействия, то его обнаружение для него не будет составлять большую сложность. Кроме того, мощным резервом для выявления противодействия является независимый анализ и оценка полиграмм другим полиграфологом в рамках функционирования  системы контроля качества. Главные причины, по которым противодействие тестированию на полиграфе может оказаться успешным являются слабая подготовка полиграфолога, его невнимательность, халатность, небрежность. Борьба с этими явлениями является одной из задач руководителя подразделения полиграфологов, о которых мы говорили выше. 

– Неопределенный результат тестирования – это брак работы полиграфолога?

– Категорически неправильно! Неопределённый результат – совершенно неизбежное явление в бинарных системах классификации, к которым относится и тестирование на полиграфе. На самом деле по результатам этого тестирования возможны не два, как думает большинство, а три равноправных вывода: «Обнаружены признаки лжи», «Признаки лжи не обнаружены», «Результат неопределённый». Дело в том, что вследствие стохастической природы получаемых в ходе тестирования результатов по разным причинам вполне возможной является ситуация, когда вероятность первых двух выводов оказывается примерно одинаковой, и в рамках примененного метода отсутствует возможность изменить её. В этом случае либо нужно перенести тестирование на другой день, либо применить другой метод тестирования из числа современных высокоточных технологий. Например, заменить вопросы сравнения «управляемой лжи», на вопросы сравнения «вероятной лжи». Главное, не пытаться путем «дополнительного скрупулезного анализа» полиграмм и поиска ранее незамеченных реакций обязательно прийти к конкретному выводу о лжи или ее отсутствии. Практика показывает, что такие «натянутые» выводы, как правило, бывают ошибочными. В соответствии со стандартом Американской (а теперь уже международной) ассоциации полиграфологов неопределённые выводы могут составлять до 20% от всех проводимых тестирований, хотя для современных методов этот параметр составляет порядка 10% и даже меньше.

– Что важнее при тестировании: признание или получение реакции?

– Целью тестирования на полиграфе является оценка достоверности информации, сообщаемой тестируемым, на основе специального анализ реакций, зарегистрированных полиграфом. Получение признания в ходе тестирования не является его целью и не предусмотрено его технологией. Умение получить признание – это характеристика совершенно другой профессиональной деятельности и, поверьте, в составе служб безопасности есть сотрудники, которые умеют это делать гораздо лучше, чем полиграфологи. Не надо нагружать последних задачами, для которых их не готовили. Да, тестирование на полиграфе создает уникальные условия для побуждения тестируемых к признаниям. Довольно часто они это делают инициативно без какого-либо нажима со стороны полиграфолога. Это большой плюс данной процедуры. Однако попытки активного побуждения тестируемого к признанию могут иметь совершенно неожиданные и неприятные последствия. Во-первых, они могут начисто разрушить глубоко продуманную технологию тестирования, и его результаты окажутся недостоверными. Во-вторых, под нажимом тестируемый может сделать признание, но оно одновременно может оказаться неполным, искаженным или ложным. Так что потребуется отдельная перепроверка достоверности такого признания с непонятным результатом. Наконец, если признания не будет вообще, является ли это гарантией того, что тестируемый действительно непричастный? Конечно, нет. В общем, стремление некоторых полиграфологов заменить отсутствие профессиональных навыков качественного тестирования на полиграфе попытками получить признание любым способом является признаком их профессиональной непригодности.

– А кто тестирует службу безопасности? Может ли проверять штатный полиграфолог?

– Может и должен. Мы уже об этом говорили, когда рассматривали вопрос о том, можно ли тестировать на полиграфе самого полиграфолога. Сотрудники службы безопасности, как никто другой, хорошо понимают, какую важную роль играет тестирование на полиграфе в системе обеспечения безопасности компании. Поэтому они совершенно спокойно воспринимают эту процедуру и уверенно идут на нее. Необходимые методы для тестирования сотрудников службы безопасности имеются. Здесь только крайне важно, чтобы полиграфолог совместно с руководством тщательно подобрал вопросы для тестирования, которые должны относиться не к надуманным, а к реальным факторам риска в работе сотрудников службы безопасности.

– Сотрудник компании, которого проверяли, должен быть ознакомлен с результатами проверки?

– В обязательном порядке. Это должно быть отражено в подписанном им лично заявлении о добровольном согласии на тестирование. Кроме того, если тестирование выявляет ложь сотрудника компании, полиграфолог, по согласованию с руководством, должен провести его опрос в отношении возможных причин появления реакций, указывающих на ложь. Именно в ходе этого опроса повышается вероятность инициативных признаний тестируемых, о чем мы говорили выше, но полиграфолог не должен специально «выжимать» это признание. Результаты тестирования по какой-то причине могли оказаться ошибочными. Поэтому полиграфолог должен использовать послетестовый опрос для подготовки еще одного, подтверждающего тестирования.

– Ваш любимый анекдот о лжи?

– Вместо анекдота, я бы хотел рассказать поучительную восточную притчу…

Было у Ходжи Насреддина две жены. И случилось так, что поссорились они между собой. Приходит одна из них к нему, объяснила суть ссоры, пожаловалась, и спрашивает, права ли она.
– Конечно ты права, дорогая – отвечает Ходжа.
Довольная первая жена уходит, прибегает вторая, тоже в слезах.
Объясняет всю ту же суть проблемы и свою точку зрения. Ну и, конечно,
спрашивает, права ли она.
– Да, дорогая, ты права – отвечает ей Ходжа.
А надо сказать, что в это время у Ходжи сидел гость, который, слыша все это, спросил:
– Но Ходжа, не может же быть так, что они, имея разные точки зрения
на один и тот же вопрос, были обе правы?!??…
– Ты не поверишь, но ты тоже прав, так не бывает, но так оно есть – спокойно ответил Насреддин.

Как обмануть детектор лжи с помощью магии

Тема оказывается сейчас актуальная! Могут ли колдуны помочь пройти проверку на полиграфе? Эта статья взята с инета — этой всемирной паутины. Причина — один «коллега» предлагает в ходе проверки на полиграфе «подправить здоровье и ауру» с помощью магических амулетов.

Сегодня мы поговорим о том, как обмануть полиграф с помощью практической магии. Сегодня известно, что отцы основатели этого прибора практически все состояли в масонских и сатанинских организациях, поэтому и сам полиграф можно с уверенностью называть творением Сатаны. Следовательно, в ходе процесса, когда вас будут опрашивать при подключенном полиграфе, то вам необходимо устанавливать мысленный контакт с Князем Тьмы. Что для этого нужно: Перед тем как пойдете на исследование на полиграфе, нарисуйте на листе бумаге, а лучше на банкноте, перевернутую пентаграмму и положите ее в нагрудный карман. Это будет ваш талисман и связующее звено с Сатаной во время сеанса на детекторе лжи. 

За один час до сеанса вам необходимо выпить магический напиток, который возьмет под полный контроль всю вашу мышечную моторику и реакции. Для его приготовления возьмите один лимон, сок которого необходимо выдавить в 200 граммов чистой воды. 
Поставьте этот раствор на огонь и когда он закипит, то сразу снимите и положите туда две ложки молотой корицы и небольшой кусочек размером с ноготь человека шляпки гриба мухомора, можно сушеного. Когда настой остынет до комнатной температуры, то процедите его и выпейте весь стакан.

Придя на исследование и сев в кресло, не старайтесь специально расслабиться. Просто сядьте так, чтобы вам было максимально комфортно. Когда вам подключат датчики и начнут задавать вопросы, отвечайте на них не спеша, не громко, но внятно. 
Перед каждым ответом представляйте мысленно рисунок перевернутой пентаграммы, которая у вас лежит в кармане и произносите про себя число: «шестьсот шестьдесят шесть», только после этого начинайте отвечать на вопрос специалиста. Во время самого ответа незаметно пошевелите какой-нибудь мышцей, например, слегка согните пальцы ног или напрягите немного пресс.

Мы вам гарантируем, что полученные после этих магических манипуляций, результаты от вашего исследования на полиграфе, не дадут экспертам ни малейшего шанса заподозрить вас в том, что вы лжете.

Оригинал статьи: https://www.sites.google.com/site/adaptirovannaanqnmagia/home/kak-obmanut-detektor-lzi-s-pomosu-prakticeskoj-magii-magiceskie-recepty-i-metodiki-obmana-poligrafa-proverennye-na-praktike

Колдовство против полиграфа