Интересные факты о полиграфе (детекторе лжи)

материал предоставлен Виноградовым Александром Геннадьевичем (http://www.nevri.ru)

1. Первый прибор для детекции лжи назывался «гидросфигмометр». Его стал использовать итальянский криминалист Чезаре Ломброзо. В 1890-х годах с помощью гидросфигмометра он измерял у подозреваемых давление крови, в то время как их допрашивала полиция. Ломброзо утверждал, что может определить, когда преступники лгут. Показывая фотографии, связанные или не связанные с преступлением, он одновременно фиксировал частоту пульса и крови у подозреваемых.
2. Праобраз современного полиграфа разработал в 1920-х годах Джон Ларсон (John Larson), офицер калифорнийской полиции. Созданное им устройство обеспечивало одновременную регистрацию кровяного давления, пульса и дыхания. С помощью этого аппарата было проведено большое количество проверок лиц, подозревавшихся в уголовных преступлениях. Ларсон назвал свой инструмент «полиграф», позаимствовав это название у Джона Хавкинса (John Hawkins), придумавшего этот термин в 1804 году. Так называлась изобретенная им машина для создания точных копий рукописных текстов (см. рис. ниже). Название «полиграф» произошло от двух греческих слов — «поли» (много) и «графо» (писать).
3. В 1926 году ученик и сотрудник Джона Ларсона по имени Леонард Килер (Leonard Keeler) ввел в уже имеющийся полиграф дополнительный канал, регистрирующий изменение кожного сопротивления. Это значительно повысило точность тестирования. Полиграф Килера, созданный в 1933 году, был использован в Чикагской лаборатории расследований преступлений. К 1935 году он обследовал около 2000 подозреваемых в совершении преступлений. Позднее Килером был введен пятый канал для регистрации — канал тремора (дрожи мышц). Так было положено начало современному этапу «детекции лжи». Базовый набор каналов регистрации (дыхание, кровяное давление, кожное сопротивление и тремор), предложенный Ларсоном и Килером, присутствует во всех современных приборах.

4. Современный полиграф фиксирует сигналы, поступающие с датчиков, которые прикреплены к различным участкам тела. При этом изменения показателей связываются с колебаниями уровня возбуждения. Считается, что ложь будет вызывать более высокий уровень возбуждения, чем сообщение правды. Это может быть результатом чувства вины у испытуемых или, что более вероятно в контексте проведения тестирования на полиграфе, — появления страха перед обнаружением лжи. В настоящее время полиграф способен очень точно зафиксировать изменение потоотделения ладоней, кровяного давления и дыхания, причем чувствителен даже к малейшим сдвигам. Для регистрации изменений глубины и частоты дыхания на область грудной клетки и желудка помещаются пневматические трубки. Изменение кровяного давления регистрируется при помощи специального манжета, который оборачивается вокруг плеча, а показатель потоотделения ладоней — при помощи металлических электродов, прикрепленных к пальцам руки. В некоторых случаях также регистрируется электрическая активность головного мозга (вызванные потенциалы).
5. Современные лай-детекторы могут фиксировать до 50 физиологических параметров: покраснение лица или его отдельных частей, подрагивание губ, расширение/сужение зрачков, учащенное моргание и другие изменения, которые могут свидетельствовать о лжи. Например, приборы фиксируют изменение расширения капилляров. Это простейший рефлекторный ответ, так называемый «стыд» или «краска смущения» — реакция на шокирующий вопрос. Она не контролируется силой воли так, как можно контролировать дыхание. Некоторые модели полиграфов позволяют анализировать человеческую речь. Считается, что если подозреваемый сообщает заведомую ложь, у него изменяется состояние голосовых связок, которые производят несколько искаженный звук за счет нерегулярного изменения основной частоты вибрации. Другие детекторы реагируют на изменения температуры вокруг глаз. Принцип их действия основывается на том, что когда человек испытывает психический дискомфорт — лжёт либо лукавит — внутриглазное давление повышается, наблюдается прилив крови к глазным яблокам, из-за чего повышается температура окологлазного пространства. В последние годы разрабатываются новые технологии детекции лжи, использующие методы психосемантики (анализ семантических полей тестируемого) и психозондирования (анализ подсознательных реакций на неосознаваемое предъявление тестовых стимулов). Нет сомнений, что в скором будущем нас ожидает появление и других, гораздо более изощренных способов.
6. Зачастую полиграф называют детектором лжи, но этот термин некорректен, поскольку вводит общественность в заблуждение. Полиграф не читает мысли и не обнаруживает ложь, а всего лишь регистрирует физиологическую активность и изменения ее параметров. Он выявляет не ложь, а только возбуждение, которое с определенной долей вероятности может свидетельствовать о лжи. По физиологическим реакциям нельзя точно установить природу вызвавшего их процесса (положительная или отрицательная эмоция, ложь, испуг, боль, какие-либо ассоциации и т. д.). В настоящее время нет никакой другой возможности обнаружить ложь, кроме как опосредованным путем, поскольку 100%-надежного паттерна физиологической активности, характерного для лжи, просто не существует.

Всем кого заинтересовало продолжение можно скачать по ссылке

Интересные факты о полиграфе (детекторе лжи): 4 комментария

  1. Статью не корректировал. она сохранена в первичном варианте. Ряд указанных фактов сомнителен и не вполне корректен. Но все мнения имеют право на жизнь!

  2. Данный проект направлен на диалог или вернее ответы на вопросы которые задают человеку в сети посетители его сайта, не всегда вопросы корректны, но опрашиваемый решил честно отвечать на то о чем спрашивают подписчики. Первоначально идет длительная работа в полном объёме, после запись полученных результатов, не всегда обследуемый доволен, но он сам согласился отвечать честно.

  3. Ознакомился с произведением моего земляка Щербатых Ю.В. ” Искусство обмана”, которое вышло в 2002 году. Познавательно! Много реальных примеров! Но был удивлен, что тема полиграфа вскользь и по мнению автора детекции лжи в 2002 году не существовало. Привожу главу Детектор лжи:
    Под термином «детектор лжи» большинство людей понимают прибор, способный на основании регистрации показателей физиологических функций определить, когда человек лжет, а когда говорит правду. На самом деле все обстоит значительно сложнее. Во-первых, большинство специалистов избегают названия «детектор лжи», предпочитая более нейтральный термин «полиграф» (от слов «поли» — «много» и «граф» — «пишу», указывающих, что хороший записывающий прибор должен одновременно регистрировать множество физиологических показателей), а во-вторых, так называемый детектор лжи определяет вовсе не уровень правды в ответе, а степень волнения проверяемого человека, что лишь косвенно связано с его искренностью.
    История попыток выявлять обман на основе изучения физиологических реакций уходит своими корнями далеко в прошлое. Наиболее древние свидетельства упоминаются в древнекитайских хрониках. Более трех тысяч лет назад подозреваемому в преступлении давали съесть горсть сухого невареного риса. Считалось, что только невиновный человек способен выполнить данную процедуру, а у виновного в преступлении все во рту пересохнет от страха.
    Данный метод действительно находит свое подтверждение в современной физиологии, так как в состоянии страха возбуждается преимущественно симпатический отдел нервной системы, который уменьшает количество слюны и повышает ее вязкость. Единственной «мелочью» является то, что симпатическая нервная система активируется и у невиновного, который опасается незаслуженного наказания.
    Другой случай выяснения истины благодаря знанию физиологии приписывают знаменитому лекарю Ибн Сине, более известному в Европе под именем Авиценна. Он якобы вылечил от хандры и болезни царского сына, проведя перед ним всех придворных красавиц и в прямом смысле держа руку на пульсе у чахнущего по неизвестной причине юноши. Причина оказалась весьма банальной. Когда одна из девушек проходила мимо принца, его пульс участился, что, конечно же, было замечено великим врачом. Юноша получил возлюбленную, о которой до этого вздыхал, а Ибн Сина — гонорар.
    Итальянский криминалист Чезаре Ломброзо впервые попытался подвести научную базу под подобные методы. В конце XIX века он начал измерять у подозреваемых давление крови, в то время как их допрашивала полиция, и утверждал, что может определить, когда они лгут.
    Позднее другой ученый, Бенусси, высказал мысль, что ценную информацию о попытках обмана может также дать характер дыхания. Он утверждал, что после каждого вопроса, вызвавшего состояние напряженности, следует короткий «вздох облегчения». Но настоящую революцию в этом вопросе произвел в 20-х годах XX века американец Леонард Килер из департамента полиции Калифорнии, который впервые организовал массовое производство и продажу полиграфов, названных с легкой руки газетчиков «детекторами лжи». (Правда, есть сведения, что этот термин впервые применил еще для сфигмографов — приборов для измерения кровяного давления—американский психологи юрист Вильям Марстон.)
    Так или иначе, но прибор Леонарда Килера сразу же получил громкую и немного скандальную славу. Вообще-то разработку и широкое применение полиграфов в следственной практике впервые начал офицер полиции Дж. Ларсон, но вся слава досталась его ученику Л. Килеру, который не только усовершенствовал детище своего менее удачливого коллеги, но и разработал первую методику испытаний на детекторе лжи, а затем основал первую фирму для серийного выпуска полиграфов и школу для обучения операторов.
    Первые полиграфы Килера регистрировали показатели дыхания, относительного давления крови и электрической активности кожи. Здесь нужно отметить, что ни один из этих показателей в отдельности нельзя достаточно уверенно связывать с сознательной ложью. Тут важен только весь их комплекс, взятый с учетом индивидуальных особенностей обследуемого человека. Это скорее искусство, чем наука, поэтому далеко не все полиграферы (специалисты по «детекторам лжи») добиваются впечатляющих успехов.
    Как пишет Джеймс Хэссет, обычно допрос проводится в спокойном, просто обставленном помещении. Полиграфер сообщает своей жертве, что детектор лжи — это научный прибор, предназначенный для записи физиологических реакций. Он подчеркивает, что безнадежно пытаться обмануть машину, и советует подозреваемому доказать свою невиновность, рассказав все, что ему известно по существу дела. Затем он обсуждает с человеком историю его жизни, выражая ему сочувствие по поводу любых прошлых преступлений, подчеркивая на протяжении всей беседы, что лживость — это худшая форма испорченности. Это может показаться почти комичным, но тому, кто умело допрашивает, очень трудно противостоять.
    На этом этапе беседы полиграфер вместе с подозреваемым формулирует около дюжины вопросов для проведения самого теста по детекции лжи. Некоторые из них лишены эмоциональной окраски (например, «Вас зовут Джон Смит?»), другие эмоциональны, но не имеют отношения к данному преступлению (например, у человека, подозреваемого в убийстве, могут спросить, употреблял ли он когда-нибудь наркотики), а третьи непосредственно связаны с преступлением, о котором идет речь.
    При этом предполагается, что невиновный будет реагировать одинаково на все вопросы, обвиняющие его в чем-либо незаконном, виновный же будет сильнее реагировать на вопросы, касающиеся его преступления.
    Эта предварительная беседа длится около часа, и полиграф еще не подключается. Некоторые подозреваемые так сильно нервничают из-за угрозы его включения, что признаются в преступлении уже в этот, подготовительный, период. Если признание не получено, аппарат включается и следует демонстрация возможностей детектора лжи. Подозреваемому предлагается обмануть прибор, загадав число или запомнив одну карту из целой колоды.
    Затем ему последовательно предъявляют числа (карты) и при помощи детектора лжи отгадывают его выбор. Это заставляет испытуемого еще больше волноваться по поводу тех вещей, которые он хотел бы скрыть.
    После этого начинается сам тест. Если есть какие-то сведения, известные только полиции и, естественно, преступнику, проводится тест с «пиком напряженности». Например, если была украдена определенная сумма денег, то можно спросить: «Это было 15 долларов… 43 доллара… 1 27 долларов… 206… 51 2?» Если верная цифра, предположим, 1 27, то лента полиграфа обнаружит у виновного нарастание признаков тревоги по мере приближения к этой цифре, а затем расслабление по мере удаления от нее. Или можно спросить: «Миссис Смит убили из ружья… кухонным ножом… ножом для бумаги… куском веревки?» Если о том, что орудием убийства был нож для бумаги, знают только убийца и полиция, то у невиновного реакция на это слово не будет отличаться от реакции на другие вероятные орудия убийства.
    Однако, используя детектор лжи, нужно постоянно помнить, что эмоциональные реакции подозреваемого могут иметь глубинные причины, скрытые от следователя и не имеющие ничего общего с предполагаемым преступлением. Об этом свидетельствует один случай, произошедший в Ленинграде в 70-е годы XX века. Тогда ленинградская милиция только что приобрела первый полиграф и пыталась внедрить его в практическую работу. По подозрению в изнасиловании и убийстве был задержан один человек, который находился вблизи места преступления. Он категорически отрицал свою причастность к преступлению, но ряд косвенных улик свидетельствовал против него. Так как убийство было осуществлено в подвале дома, оператор полиграфа начал перечислять подозреваемому различные места в городе: парк, подворотня, двор, сквер и так далее, а когда он дошел до подвала, полиграф показал сильнейшую психоэмоциональную реакцию.
    Лучшего подтверждения проницательности детектора лжи трудно было придумать. Этого человека «дожали» на допросах, и он сознался в совершенном преступлении.
    Однако через некоторое время настоящий насильник и убийца был найден, и тогда встал вопрос: что же так взволновало первого подозреваемого? Оказалось, что, будучи мальчиком, в блокадном Ленинграде он попал под бомбежку и оказался заваленным в одном из подвалов. Там он просидел двое суток, пока не был вызволен спасателями. Страх темноты и боязнь подвалов остались у него на всю жизнь. А не знавший этого специалист, обслуживавший детектор лжи, сделал неправильный вывод.
    Американцы тоже подчеркивают, что надежность сведений, полученных при помощи полиграфов, не очень высока, учитывая столь деликатную область их применения, как криминалистика. Статистика военной полиции США говорит о следующем. Из 4622 человек, прошедших тесты на детекторе лжи, 1302, по заключению по-лиграфера, были виновны в различных преступлениях. Позднее 53 % из них признались. В отношении 20 % обвинение было подтверждено дополнительными сведениями. Однако в 28 % случаев виновность не была доказана. Вероятно, по крайней мере некоторые из этих людей были действительно виновны в преступлениях. Но сколько невинных людей на основании этих тестов подвергались дальнейшим неприятностям, допросам и даже тюремному заключению? Этого мы никогда не узнаем. Из тех, кто был оправдан по тестам, 2,3 % были позже осуждены на основании других доказательств. А сколько виновных было выпущено на свободу из-за того, что детектор лжи объявил их невиновными? Это тоже неизвестно. И тем не менее полиграфы широко применяются на практике.
    В 1972 году около 25 % всех фирм в США предложили части своих старых или вновь поступающим сотрудникам пройти тестирование на детекторе лжи. По данным газеты «Тайме», за тот год было проведено около 400 тысяч таких тестов. По более поздней оценке, общее число таких обследований составляет уже несколько миллионов. Одним из шпионов, нанесших значительный урон разведсети ЦРУ в СССР, был американский разведчик Эдвард Ли Говард. Он продал КГБ многих ценных американских агентов. Первый шаг к его разоблачению был сделан при помощи полиграфа — он не смог удовлетворительно пройти проверку на детекторе лжи и был отстранен от работы.
    Однако существуют определенные способы, позволяющие в той или иной мере обмануть детектор лжи. Джеймс Хэссет выделяет две возможные стратегии. Первая — это подавление всех реакций. Основной принцип состоит в том, что человек старается отвечать на все вопросы автоматически, не обращая на них серьезного внимания. При этом он может сосредоточиться на рисунке обоев, которые находятся перед ним, или на другом нейтральном предмете.
    Некоторые преступники перед допросом на полиграфе догадались опрыскивать ладони средством от пота, что подавляет кожно-гальваническую реакцию, но, конечно, не может устранить колебаний кровяного давления или перепадов дыхания.
    Существенно эффективнее оказываются притворные эмоции на незначимые раздражители.
    Некоторые испытуемые, знавшие заранее о детекторе лжи, подкладывали кнопку в носок своих ботинок и в нужные моменты получали выраженную болевую реакцию, имитирующую сильное волнение.
    Можно обойтись и без кнопки, вызывая незаметное для экспериментатора напряжение каких-либо мышц. Обычно люди прижимают пальцы ног к полу, сводят глаза к носу или прижимают язык к твердому небу. Главное — скрыть эти микродвижения от допрашивающего.
    Гораздо труднее разоблачить внутренние, мысленные приемы. Для этого достаточно подумать о чем-либо, вызывающем ярость или сексуальную эмоцию. На худой конец можно перемножить в уме два многозначных числа.
    Многим разведчикам удавалось неплохо обмануть хитрый прибор и его операторов. К таким умельцам, в частности, относился чехословацкий разведчик Карл Кохер, внедрившийся в аппарат ЦРУ. Он рассказывал, что когда ему задали вопрос: «Являетесь ли вы членом коммунистической партии», — он старался думать о чем-то приятном, например, о печенье с маком, которое он любил с детства.
    Рассказывая о детекторе лжи, мы говорили только о заокеанских ученых, и у читателя могло сложиться впечатление, что отечественные специалисты в области криминальной психологии не были способны на оригинальные изобретения. Однако это не так. В статье Ю. Холодного «Голос молчащего» («Служба безопасности», № 1,1993), где описывается история становления этого метода за рубежом и в нашей стране, отмечается, что большой вклад в теорию и практику выявления правды во время допросов внес сотрудник отделения экспериментальной психологии при Московской губернской прокуратуре А. Р. Лурия, впоследствии академик АПН СССР. Причем он шел своим, оригинальным путем, не дублирующим американский метод. Он предложил вести запись скорости реакции испытуемого на слова-раздражители, подчеркивая, что улиц, виновных в преступлении, реакция на значимые раздражители будет более замедленной, чем у людей, не причастных к преступлению. За несколько лет работы в 20-е годы прошлого века А. Р. Лурии удалось получить богатый экспериментальный материал более чем от полусотни человек, большинство из которых являлись убийцами или соучастниками убийства. Позднее А. Р. Лурия сформулировал генеральный принцип психофизиологических способов выявления у человека скрываемой информации.
    К сожалению, в 30-е годы все работы по созданию и применению в СССР детекторов лжи были свернуты. В 1937 году, во время пика политических репрессий. Генеральный прокурор А. Я. Вышинский обрушился на ученого-криминалиста М. С. Строговича, ранее одобрительно отозвавшегося о сфигмографе Ферри — одном из вариантов детектора лжи.
    Ведь в то время следователей политических процессов меньше всего интересовала истина — им нужно было только признание в преступлении, пусть и не совершенном. Понятно, что любые объективные методы только мешали беззаконию, царившему в органах политического сыска. Детектор лжи на несколько десятилетий выпал из советской криминалистической науки и был объявлен «лженаучным экспериментированием с эмоциями допрашиваемого». Лишь в начале 70-х годов в лабораториях академика П. Симонова и проф. Л. Воронова начались работы с полиграфами, но и они оказались практически неизвестными юристам и правоведам. Что касается разведки, то закрытые исследования в этой области, несомненно, велись, но носили большей частью прикладной характер, и информация о них не попадала в аппарат МВД. Лишь в конце 1989 года в МВД СССР создается рабочая группа специалистов, которой было поручено изучить состояние проблемы и подготовить предложения по внедрению полиграфов в деятельность органов внутренних дел. Тем не менее пока ситуация остается прежней, а идея применения детекторов лжи в российском судопроизводстве имеет больше противников, чем сторонников.
    Если кто прочитал то интересное понятие “полиграфер” порадовало.
    Рекомендую данное произведение. где раскрывается понятие ложь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *