Нашел свою статью, которую публиковали во время службы в СКР

Написано в соавторстве с великолепным специалистом в сфере детекции лжи Батмановой О.Е. “Рождено” в результате незабываемой комиссионной экспертизы.

Выдержка из статьи: Сегодня следователи прокуратуры, органов МВД России, и даже судьи всё чаще используют помощь специалистов-полиграфологов при расследовании уголовных дел. Результаты ПФИ в совокупности с иными доказательствами, собранными по делу, не только находят отражение в обвинительных заключениях, но и ложатся в основу выводов суда в отношении подсудимых. Так, Октябрьский районный суд г. Тамбова в октябре 2003 года признал виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 213 ч. 2 п. «а» УК РФ, гр. С.А.В. и гр. Т.М.А., которые в апреле 2003 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, остановили на одной из улиц города автомобиль под управлением гр. Н. и на глазах четверых малолетних детей, находившихся в машине, избили Н., а также его брата, по просьбе жены Н. пытавшегося пресечь действия хулиганов. В приговоре суд сослался, в частности, на результаты, полученные в ходе опросов с использованием полиграфа, проведенных в ГУ Тамбовской ЛСЭ МЮ РФ.

Учитывая сомнения некоторых ученых относительно допустимости применения полиграфа в ходе расследования преступлений, необходимо подчеркнуть, что использование полиграфа не влечет нарушения принципа презумпции невиновности в отношении обследуемого лица, поскольку отличительной особенностью ПФИ является методически обусловленная невозможность его принудительного производства. Перед началом проведения ПФИ  проверяемому лицу разъясняются ст. 9 УПК РФ «Уважение чести и достоинства личности», а также что ПФИ проводится только добровольно, без принуждения и только после письменного согласия. Перед началом ПФИ проверяемого знакомят с содержанием вопросов, которые будут задаваться в ходе исследования, при этом проверяемый имеет право участвовать в их корректировке. На всем протяжении ПФИ сохраняется право отказаться от дальнейшего участия в данной процедуре.

Нашел свою статью, которую публиковали во время службы в СКР: 3 комментария

  1. В дополнение моих слов статья об эксперте-полиграфологе Ольге Евгеньевне:
    http://tambov.sledcom.ru/folder/879194/item/879204

    Выдержка из статьи: … В кабинете старшего эксперта отдела криминалистики следственного управления Следственного комитета РФ по Тамбовской области О. Батмановой часто звучат откровенные признания лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, и раскрываются громкие дела. А вот и он — чёрный чемоданчик, электронное содержимое которого в умелых руках Ольги Евгеньевны, помогает с большой вероятностью определить, какое отношение проверяемый человек имеет к тому или иному деянию. Неприметная маленькая коробочка на деле оказывается полиграфом, а множество проводков и датчиков, одновременно подсоединяемых к пальцам человека, проходящего психофизиологическое исследование, и аппаратуре считывают основные показатели его жизнедеятельности.

    – Я задаю вопросы и параллельно отслеживаю на мониторе компьютера, как изменяется дыхание человека, потоотделение, частота сердечных сокращений, двигательные и другие реакции, – приоткрывает завесу тайны о работе с полиграфом специалист-полиграфолог. – В дальнейшем полученные данные обрабатываются, и на их основе я делаю вывод — располагает ли мой собеседник какими-то сведениями, которые скрыл от следствия, или дополнительной информацией, что поможет раскрыть уголовное дело.

    Психофизиологические исследования с использованием полиграфа проводятся при доследственных проверках, а также в процессе расследования уголовных дел, когда, например, в показаниях участников уголовного судопроизводства обнаруживаются противоречия. За годы службы О. Батманова провела более четырёх тысяч психофизиологических исследований на полиграфе. Это много, учитывая тот непростой контингент, с которым ей приходится практически ежедневно работать. Накопленный со временем опыт, безусловно, помогает старшему эксперту отдела криминалистики по малейшим деталям, которые свидетель или обвиняемый по делу пытаются скрыть, особенностям их поведения, воссоздать картину совершения преступления, но, несмотря на это, каждому исследованию на полиграфе предшествует большая подготовительная работа, выполняемая О. Батмановой. Это и личное знакомство с самим человеком, которому предстоит пройти «проверку на искренность», и скрупулёзное изучение материалов уголовного дела вплоть до выезда на место преступления, если это необходимо, и разработка обширного блока вопросов. Отвечая на них односложно, обследуемые лица вольно или невольно дадут специалисту информацию для размышления…..

  2. статья из сборника СКР:

    МИР КРИМИНАЛИСТИКИ
    Ольга Евгеньевна БАТМАНОВА,
    старший эксперт отдела криминалистики
    СУ СК России по Тамбовской области
    Затаённая обида
    Полиграф («детектор лжи») – многоцелевой прибор, предназначенный для одновременной
    регистрации дыхания, кровяного давления, биотоков и других физиологических процессов,
    используемый для выявления возможно скрываемой человеком информации путем контроля
    его физиологических реакций в ответ на задаваемые вопросы.
    В современных условиях полиграф широко применяется в правоохранительной практике, в
    ходе раскрытия и расследования преступлений, позволяя выявить исполнителей и
    соучастников противоправного деяния, определить роль каждого из них, склонить их к
    признанию, отсеяв невиновных лиц.
    В один из январских дней с заявлением о
    пропаже мужа в УВД по г. Мичуринску
    Тамбовской области обратилась Дубина Лариса
    Ивановна1
    . Со слов Дубиной Л.И. в конце мая
    прошлого года ее муж уехал на заработки в
    Москву и не вернулся.
    По данному факту было возбуждено
    уголовное дело. По результатам
    предварительного расследования выяснилось,
    что в мае прошлого года Дубина Л.И.
    подрабатывала в пригородном оздоровительном
    лагере, занималась уборкой территории и жила в лагере неделю, а её муж Виктор остался дома
    с грудным ребёнком и падчерицей. В субботу с утра муж не приехал за Ларисой, как обещал.
    Вечером на попутной машине Лариса приехала домой. Ее дочь от первого брака Алина Салина
    на вопрос матери: «Где отец?» – рассказала, что в 4 утра кто-то постучался в окно, отец
    собрался и ушел к кому-то заниматься сваркой. Дубина Л.И. немного успокоилась и пошла в
    магазин. Когда она вернулась из магазина, дочь сообщила, что приходил отец, наругался,
    сказал, что все надоело, забрал документы и ушел. Затем на протяжении месяца Дубина
    Лариса получала СМС следующего содержания: «Телефон работает только на прием СМС
    сообщений, звонки не проходят», «Я работаю в Москве», «Не волнуйся, у меня все хорошо».
    Затем СМС прекратились.
    Женщина смирилась со своей судьбой, решила, что муж бросил ее с грудным ребенком. Но
    долго плакать было некогда, у Ларисы на руках остались восьмимесячный сын Дима и дочь
    Алина 14-ти лет. В сложившейся тяжелой не только психологической, но и финансовой
    ситуации Лариса была вынуждена работать на двух работах, чтобы хоть как-то кормить детей
    и платить за коммунальные услуги. В поведении близких и друзей ничего необычного она не
    замечала. Ближе к Новому году жизнь стала понемногу налаживаться.
    Однажды вечером, освободившись от домашних забот, Лариса вспомнила про своего мужа
    Виктора, с которым, в общем-то жила хорошо. Он бывший военный, инвалид 2 группы,
    алкоголем не увлекался, помимо пенсии, зарабатывал ремонтными и сварочными работами.
    Лариса разыскала телефон родственников мужа, которые жили в другой области, и позвонила
    им, чтобы узнать, как дела у Вити. Однако родственники пояснили, что последний раз
    разговаривали с ним еще в мае прошлого года, и с тех пор о нём не было ни слуху ни духу.

    1 В статье изменены персональные данные.
    22
    Почувствовав что-то неладное, Лариса спустя семь месяцев обратилась в милицию по факту
    исчезновения супруга Виктора Николаевича Дубина.
    Сотрудники УВД по г. Мичуринску Тамбовской области сделали запрос на детализацию
    всех телефонных соединений по номеру сотового телефона пропавшего Дубина В.Н. и
    выяснили, что данный аппарат активно работает в г. Мичуринске, но абонентский номер
    зарегистрирован на другого человека. Из беседы с новой владелицей телефона Ольгой
    Машиной выяснилось, что она купила этот телефон у своего знакомого Алексея Босова.
    В свою очередь, Алексей Босов категорически отрицал факт продажи сотового телефона
    Машиной.
    Для выяснения правдивости показаний, было принято решение о проведении
    психофизиологического исследования данных граждан с применением полиграфа.
    В ходе проведения психофизиологического исследования (далее – ПФИ) Ольги Машиной
    выяснилось, что на поставленные вопросы о появлении у нее сотового телефона она дает
    правдивые ответы. Ольга, действительно, купила телефон, ранее принадлежавший
    пропавшему Дубину, ближе к Новому году у А. Босова.
    Изначально Босов отказывался от прохождения ПФИ, но после предварительной беседы и
    некоторых колебаний все же согласился пройти исследование с применением полиграфа. Во
    время ПФИ Борисов заметно волновался. По результатам проведения теста на криминальное
    прошлое, значительные изменения были получены на причастность опрашиваемого к кражам
    металла, употребление наркотиков, кражам денег и продаже чужих сотовых телефонов.
    Реакций на совершение краж сотовых телефонов получено не было.
    По результатам следующих тестов были получены очень сильные реакции на его
    причастность к жестокому избиению человека и присвоению телефона. На данном этапе ПФИ
    было прекращено. Информация, полученная в ходе опроса, доведена до инициатора.
    Поработав поглубже с окружением Босова, выяснилось, что его близкой подругой является
    Алина Салина, приёмная дочь пропавшего. На момент исчезновения Дубина В.Н. Алине было
    14 лет, а Алексею Босову – 24 года. Познакомившись с Алексеем, Алина забросила учёбу
    начала курить и выпивать, часто не ночевала дома. Родителям Алины очень не нравилась
    сложившаяся ситуация. В семье на почве близких отношений дочери с Босовым постоянно
    возникали скандалы. Но Алина не хотела ничего слушать о своем любимом человеке.
    Получив такую информацию, специалист-полиграфолог составил соответствующие
    опросники и спустя несколько дней, после проведения первого исследования, было
    возобновлено психофизиологическое исследование Босова.
    По результатам проведённого исследования можно было с достаточно высокой степенью
    вероятности говорить об осведомленности опрашиваемого по факту исчезновения Виктора
    Николаевича Дубина. Значительные психофизиологические изменения были зафиксированы
    при ответах на вопросы: «Алина просила Вас разобраться с отчимом?», «В ночь исчезновения
    Виктора, Вы были в доме Алины?», «Между Вами и д. Витей была драка?», «Вы нанесли
    смертельное ранение д. Вите?», «Вы видели труп д. Вити?», «Вы прятали труп д. Вити?».
    При ответе Алексея на вопрос: «Сколько человек принимало участие в избиении д. Вити?»
    – была получена (при неоднократном предъявлении) четкая реакция на вариант: «Два
    человека».
    Ознакомившись с полученными результатами, инициатор решил провести
    психофизиологическое исследование в отношении Алины Салиной и Игоря Марова, друга
    Босова.
    Результаты исследования Игоря Марова говорили о том, что он принимал участие в
    избиении Дубина, имеет какое-то отношение к его смерти и сокрытию его трупа. Судя по
    полученным реакциям, можно было предположить, что причинение смерти произошло по
    неосторожности.
    Перед началом опроса Алины Салиной было получено согласие ее матери на проведение с
    дочерью ПФИ, так как на момент исследования Алина не достигла совершеннолетия.
    23
    На основе результатов ПФИ Алины выдвинуто предположение о том, что девочка
    испытывала неприязненные чувства к своему отчиму из-за того, что он был против ее
    отношений с Босовым. Она могла попросить Алексея, «как следует поговорить с отчимом».
    Именно по её просьбе в одну из майских ночей Алексей приходил к Дубину В.Н., и она видела,
    как избивали отчима. Также Алина знала, что отчим мертв и его труп спрятан. Она располагала
    информацией о том, что к смерти отчима причастен Алексей Босов и его друг Игорь Маров
    По окончании ПФИ Алина дала признательные показания, но не раскаялась в содеянном.
    Узнав о признательных показаниях Алины, Босов и Маров также решили написать явки с
    повинной.
    В ходе последующего расследования выяснилось, что мать и отчим Алины были настроены
    категорически против отношений дочери с Алексеем Босовым, который был на 11 лет ее
    старше. Дубин В.Н. даже предлагал деньги (25 тыс. руб.) Босову, чтобы тот перестал
    встречаться с Алиной. Узнав об этом предложении, Алина была очень возмущена и
    предложила Босову избить отчима. Алексей один побоялся сделать это и позвал друга Игоря,
    предложив за помощь свой мопед. Изрядно выпив, два товарища пошли к дому Алины. Игорь
    постучался в окно и попросил Дубина выйти из дома, чтобы поговорить насчет работы.
    После того как Дубин вышел на улицу, Босов и Маров жестоко его избили. Алина в это
    время смотрела в окно, как бьют ее отчима, а маленький братишка спал в своей кроватке.
    Несколько нанесенных травм были несовместимы с жизнью. От полученных травм Дубин В.Н.
    скончался на месте избиения. Увидев, что дядя Витя мертв, молодые люди испугались и
    решили спрятать труп. Маров пригнал свой «Москвич-408», ребята погрузили труп в
    багажник, но машина заглохла, тогда они взяли тачку со двора Алины и отвезли труп во двор
    Босова. Рядом с туалетом Босов вырыл яму поглубже и там закопал труп Дубина В.Н. После
    сокрытия трупа Маров потребовал, чтобы Борисов отдал ему свой мопед. Однако выяснилось,
    что мопед сломан, и Маров согласился за свое участие получить два стакана молочного
    коктейля, который ему купили в ближайшем кафе.
    Все были довольны. Алина и Алексей получили свободу действий, а Игорь – свой коктейль!
    Пока были деньги на телефоне Дубина В.Н., Борисов и Ангелина посылали СМС матери, а
    спустя полгода после того, как кончились деньги на счету, Босов продал телефон покойного
    своей знакомой О. Машиной.
    По решению суда, Босов Алексей, Маров Игорь и Салина Алина, признаны виновными в
    убийстве Дубина В.Н. и приговорены соответственно к 14 годам, 10 годам и 5 годам лишения
    свободы.

    1. Дело принципа: Направил ссылку на нашу статью своему соавтору и думаю она что не найдет времени открыть… .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *