О профессии полиграфолог коротко…

Интересная статья для желающих обратиться к услугам полиграфолога:
Кто оказывает услуги полиграфолога? Что за профессия — полиграфолог, её особенности? К сожалению, реалии нашей жизни таковы, что очень многие из тех, кто предлагает свои услуги в качестве полиграфолога, оказываются самыми обыкновенными шарлатанами. Следовательно, возникает закономерный вопрос, как отличить специалиста от шарлатана? Как узнать, что перед вами — опытный полиграфолог? — Статья подробнее подробнее на PSYMOD.ru: https://psymod.ru/detektor-lzhi/320-kto-takoy-poligrafolog.html

Поскольку родиной детектора лжи является США, то многие полиграфологи на сегодняшний день равняются  на американских специалистов. На территории бывшего СССР всё немножко сложнее, поэтому рекомендуем выбирать тех полиграфологов, которые могут подтвердить свою квалификацию наличием документов: диплома или сертификата, подтверждающих обучение  в учебном заведении имеющем “Имя” в данной сфере и государственную аккредитацию. Кроме того, как правило, специалисты-полиграфологи высокого уровня периодически проходят повышения квалификации и входят в профессиональные  объединения . Выбирая полиграфолога, этим аспектом также можно поинтересоваться.  Кроме того имеет значение реальный опыт работы, т.к. многие пишут например имеют опыт работы в МВД 15 лет, но не пишут что работали в милиции (полиции) участковым или кадровиком и к проверкам на полиграфе совсем не рядом! Удачи в нелегком Выборе!

О профессии полиграфолог коротко…: 19 комментариев

  1. Полиграф на современном этапе

    Любопытно отметить, что за долгие годы полиграф, претерпев изменения в своем дизайне, остался принципиально тем же прибором, что и полвека назад.
    Современный полиграф представляет собой специализированный медико-биологический прибор, предназначенный для одновременной регистрации нескольких физиологических процессов: дыхания, деятельности сердечно-сосудистой системы, кожно-гальванической реакции и др. Он широко применяется в клинической практике, в научных исследованиях. Более правильное название этому прибору было бы, наверное, не “детектор лжи”, а “измеритель психологического стресса”.
    Как вы уже поняли с помощью прибора регистрируется появление реакций на специально сформулированные и объединенные в определенной последовательности вопросы. Оценивая величину этих реакций по формальным признакам, оператор полиграфа (или полиграфолог) по существующим методикам обсчета приходит к выводу об утаивании той или иной информации обследуемым. Полиграф нужен при этом лишь как непредвзятый свидетель некоторых быстротекущих физиологических изменений в организме проверяемого человека.
    Для всех стран-пользователей полиграфа существует единый принцип исследования на приборе – принцип добровольности. Если человек отказывается от такого обследования, то категорически запрещается принуждать его к прохождению испытания на полиграфе: полиграфолог начинает обследование только после получения от проверяемого его письменного согласия на проведение данной процедуры. Как оценит такой отказ заказчик – это уже другой вопрос, не входящий в компетенцию оператора полиграфа.
    Кстати к полиграфологу применяются повышенные требования, особенно к его профессиональным и моральным качествам. “Кодекс этики” Американской Ассоциации полиграфа указывает, что любой член этой ассоциации обязан “уважать неотъемлемое достоинство человека: общаться с каждым проверяемым честно, справедливо и беспристрастно независимо от социальной, политической, расовой, этнической и религиозной принадлежности, экономического статуса и физических характеристик”. Выполняя свои профессиональные обязанности, оператор должен “принимать свои решения и делать выводы (по результатам выполненной работы) исключительно свободно, вне зависимости от любых личных финансовых, политических, родственных, социальных или иных внешних влияний”. Не случайно, наверное, на эмблеме Ассоциации начертан девиз: “Преданные истине”.

  2. Полиграф (“детектор лжи”): использование в интересах государства.

    Шла первая мировая война. Агентура кайзеровской Германии, наводнившая США, проводила диверсии на заводах, в армии, на флоте, добывала необходимую политическую и военную информацию… В 1917 году у одного из американских генералов был похищен из сейфа важный секретный документ. В круг подозреваемых попало около 70 человек. Чтобы обнаружить среди них похитителя, было принято решение применить новый метод – регистрацию с помощью приборов психофизиологических реакций в процессе проводимого допроса. В итоге, из числа подозреваемых был выделен человек, по мнению проверявших, являлся именно тем, кого разыскивали. Сделанный вывод оказался точным: взятый под плотное наблюдение похититель был задержан по дороге из Вашингтона в Нью-Йорк в момент передачи секретного документа германскому агенту. Этот случай является, пожалуй, первым упоминанием использования полиграфа в интересах защиты государственных секретов. И как мы можем констатировать, первыми, кто поставил использование этого метода в интересах государства, были Соединенные Штаты Америки.
    В конце второй мировой войны американцам предстояло решить один серьезный вопрос: из 274 общественных деятелей Германии требовалось отобрать самых достойных на должности политических лидеров в послевоенное руководство. К этой работе армейское командование привлекло семь опытных операторов полиграфа, которые должны сделать определенные выводы. Им предстояло установить возможную принадлежность проверяемых к нацистской партии, деятельность их в пользу гестапо или СС, приверженность коммунистической идеологии, участие в саботаже, диверсиях и иных серьезных преступлениях или нежелательных, с точки зрения американского правительства, действиях. В результате проверки операторы пришли к выводу, что 156 человек по указанным критериям пригодны к выдвижению на руководящие посты. Относительно восьми проверяемых они не смогли прийти к единому мнению, но оставшиеся – 110 человек – сочли нежелательными для выдвижения. Из числа последних были выявлены и сознались в принадлежности к нацистской партии или СС 27 человек ( в т.ч. и казначей этой партии середины 30-х годов), в принадлежности к германской компартии – три человека, и т.д.
    Именно с этого случая начинается новейшая история метода испытаний на полиграфе в интересах государства. Созданное в США в 1947 году Центральное разведывательное управление сразу берет на вооружение полиграф. С 1950 года он становится обязательным условием проверки всего кадрового состава.
    Первым регулярным пользователем психофизиологического метода “детекции лжи” в системе вооруженных сил США стало Агентство национальной безопасности , подвергающее с 1953 года проверкам на полиграфе всех без исключения лиц, принимаемых на работу в АНБ.
    В начале 80-х годов из окружения президента США произошла серия утечек информации в области национальной безопасности, что, по мнению Р.Рейгана, “серьезно осложнило процесс выработки внешней и оборонной политики США”. В 1981 году межведомственная комиссия по вопросам разведки и безопасности обратила внимание на необходимость совершенствования мер по охране государственных секретов и, в частности, рекомендовала директору ЦРУ организовать и провести проверку на полиграфе тех сотрудников федеральных учреждений США, которые имеют специальный допуск к конфиденциальной информации. Был направлен меморандум, предписывающий значительно расширить масштабы детекции в армии, ВВС, ВМС, в учреждениях и агентствах, входящих в систему Пентагона.
    Постоянным пользователем с начала 80-х годов также явились Министерство юстиции (в частности, входящее в его систему Федеральное бюро расследований и управление по борьбе с наркотиками), министерства финансов, труда, транспорта, таможенная служба США и некоторые другие государственные органы. В отличие от перечисленных федеральных ведомств, государственный департамент США не обладал собственной службой операторов и использовал этот метод от случая к случаю, заявив в конгрессе во время слушаний по вопросу подбора и проверки кадров в разведывательном сообществе США, что “применение полиграфа не может заметно повысить эффективность” существующих в ведомстве процедур проверки “надежности персонала”.
    Пытаясь усилить контроль над использованием информации, составляющей государственную тайну, президент Рейган в марте 1983 года подписывает специальную директиву “Защита информации, касающейся национальной безопасности”. В параграфе 5, в частности, устанавливается, что от сотрудников государственных учреждений “… можно потребовать прохождения испытаний на полиграфе, если это окажется необходимым в процессе расследования несанкционированного разглашения засекреченной информации. Инструкции и руководящие указания должны ,как минимум, предоставлять руководству принимать меры к тому, чтобы отказ сотрудника от испытаний на полиграфе в рамках расследования конкретного случая разглашения всегда сопровождался отрицательными для него последствиями. На результаты испытаний с помощью полиграфа не следует полагаться на столько, чтобы исключить другую информацию, полученную в ходе расследования”.
    Намеченное в директиве президента усиление роли полиграфа в кадровой политике государственных учреждений встретило неприкрытое противодействие со стороны конгресса, особенно комиссий палаты представителей по правительственным операциям и по гражданской государственной службе.
    Пытаясь подавить противодействие конгресса, Министерство юстиции в ноябре 1983 года официально заявило о введении в действие политики администрации Рейгана по вопросу использования метода в федеральных ведомствах страны. При этом испытания санкционировались:
     как условие приема на работу, сохранения работы или доступа в агентства, деятельность которых связана с национальной безопасностью;
     как условие доступа к особо секретной информации;
     для расследования серьезных уголовных преступлений или служебных преступлений, включающих несанкционированное разглашение секретной информации”.
    Конгресс США поручил своему экспертному управлению по оценке технологий провести анализ сложившейся практики, научной обоснованности и надежности испытаний на полиграфе. Эксперты констатировали, что “при расследовании уголовных преступлений полиграф выделяет ложь в значительно большей мере, чем просто при случайном угадывании, но в то же время уровень ошибок может быть значительным”. Параллельно проводилось аналогичное экспертное исследование АНБ и еще четырех спецслужб вооруженных сил США. Они сошлись во мнении, что точность метода применительно к уголовным расследованиям составляет 80-95%. При этом в раскрытии шпионской деятельности сыграл значительную роль и был весьма полезен в ходе “контрразведывательного анализа и оценки нанесенного ущерба”. Оператор полиграфа достаточно часто указывал наиболее эффективное направление расследования либо склонял подозреваемого к признанию.
    А как же использовался полиграф в интересах государства в нашей стране. Только в начале 70-х годов опыт использования полиграфа на Западе был проанализирован в КГБ СССР. И в 1975 году в этом ведомстве было создано специальное подразделение. За это время там была доказана эффективность метода, подготовлена группа высококлассных специалистов, разработаны различные виды полиграфов, а к середине 80-х годов были созданы образцы компьютерного полиграфа. В 1992 году была создана соответствующая группа в МВД, которая также использует полиграф в оперативно-розыскной деятельности. С 1995 года в Федеральной Службе налоговой полиции также работает подразделение высококвалифицированных операторов полиграфа. Своих специалистов имеет СВР России и ГРУ ГШ МО России. Но информации об эффективности работы этих ведомств по использованию полиграфа в открытой печати не встречается.
    акон Российской Федерации “Об оперативно-розыскной деятельности” (ст.7, ч.2) предоставляет право соответствующим государственным органам “в пределах своих полномочий… собирать данные, необходимые для принятия решений о допуске:
     к сведениям, составляющим государственную тайну…
     к участию в оперативно-розыскной деятельности или о доступе к материалам, полученным в результате ее осуществления…”.
    Отдельные федеральные ведомства (ФСБ, МВД, ФСНП и др.) во исполнение этого положения ввели в действие специальные инструкции, которые регламентируют проверки с использованием полиграфа в отношении своих сотрудников.
    Правоохранительные органы и спецслужбы России являются не монопольными носителями и пользователями сведений, составляющих государственную тайну. Вступивший в силу летом 1993 года Закон Российской Федерации “О государственной тайне” предусматривает (ст.21, ч.3) “проведение … полномочными органами проверочных мероприятий ” в отношении лиц, получающих допуск к государственной тайне. Определяя основания для отказа гражданам в работе, закон указывает, что таковыми являются :
     выявление в результате проверочных мероприятий действий оформляемого лица, создающих угрозу безопасности Российской Федерации;
     уклонение от проверочных мероприятий и (или) сообщение им заведомо ложных анкетных данных.
    Т.о. зафиксирован правовой фундамент для возможного использования в будущем обследований на полиграфе как дополнительного средства повышения эффективности подбора, проверки и расстановки кадров, работающих с информацией указанного класса.

  3. Полиграф (“детектор лжи”): использование в интересах коммерческой безопасности

    Специальные психологические исследования с применением полиграфа (СПФИ), или, проще, проверки на полиграфе пришла в Россию всерьез и на твердой правовой основе. Министерство юстиции и Генеральная прокуратура Российской Федерации, опираясь на закон “Об оперативно розыскной деятельности”, в феврале 1993 года одобрили внедрение СПФИ в практику оперативно-розыскной деятельности. В настоящий момент проверки с помощью этого прибора все активнее используются подразделениями МВД, ФСНП и других федеральных ведомств.
    Проверки на полиграфе широко применяются правоохранительными органами и спецслужбами десятков государств мира (см.: Системы безопасности, 1996, №3, с.79-81). В ряде стран, например, в Израиле, Польше и др., метод СПФИ используется в сфере частного предпринимательства в целях обеспечения коммерческой безопасности.

    Решаемые задачи

    Наибольший опыт в использовании полиграфа в интересах бизнеса накопили США, применяющие этот метод уже более полувека. В этой стране в 80-е годы в сфере частного предпринимательства, по разным оценкам, ежегодно осуществлялось около 1,5 млн. проверок на полиграфе различного целевого назначения.
    В целях коммерческой безопасности СПФИ используются, как правило, по трем прикладным направлениям.
    Во-первых, это скрининговые (от англ. “screen” – просеивать, проверять на благонадежность) проверки нанимаемого на службу персонала. По оценке журнала Business Week (Business Week, 1986, June, 11, p. 41), в середине 80-х годов все большее число частных компаний использовало испытания на полиграфе как один из главных методов проверки поступающих на работу.
    Второе направление – испытания на полиграфе работающего персонала.
    Третье – проверки в ходе служебных расследований.
    О том, в каких пропорциях представлены указанные прикладные направления использования полиграфа, можно судить по данным Zonn Corp., специализированной компании, выполняющей подобные проверки по заказам частных фирм:
     70% – отбор лиц, принимаемых на работу (главным образом, проверка искренности кандидатов при ответе на вопросы об анкетных данных, образовании, честности по отношению к предыдущему работодателю, возможному совершению каких-либо противозаконных действий и пр.);
     20% – периодическое тестирование сотрудников на соответствие требованиям, предъявляемым фирмой к данной работе;
     10% – проведение служебных расследований фактов хищений, подлогов или случаев нанесения иного ущерба фирме.
    Эффективность применения проверок на полиграфе по каждому из этих направлений достаточно высока (на протяжении десятилетий этот метод в кадровых целях используют Центральное разведывательное управление, Агентство национальной безопасности и другие федеральные ведомства США).
    Любой работодатель заинтересован в защите своей фирмы или своих инвестиций от любого вида ущерба, умышленно совершаемого неблагонадежными сотрудниками, – основного фактора, влекущего за собой снижение прибылей или порождающего финансовые проблемы. Начальники службы безопасности и отдела кадров, обеспечивая интересы предпринимателя, правомерно рассчитывают на получение правдивой информации о своих будущих служащих. По оценке фирмы Reid & Accotiates Inc., работодатель, используя полиграф как минимум на 25% повышает вероятность того, что нанимаемый им сотрудник окажется честным человеком. Испытания на полиграфе – лучший способ дать понять кандидатам на работу, что фирма серьезно настроена против воровства: уровень безопасности тем выше, чем безжалостнее отсев. Частные компании, использующие проверки на полиграфе при подборе кадров, отмечают, что многие факты из жизни кандидата на работу не могут быть вскрыты ни путем опроса его бывших работодателей, ни проверками по учетным данным, ни во время собеседования в службе безопасности.
    Бывший работодатель в лучшем случае может рассказать, о своем служащем лишь то, что было замечено за ним во время работы, и ничего – о негативных поступках сотрудника, если тот не был в них уличен.
    Заключение органов охраны правопорядка “по учетам не проходит” означает только то, что человек не был задержан на месте преступления и не привлекался к судебной ответственности.
    Наконец, каким бы длительным ни было собеседование с представителем службы безопасности, тому никогда не удастся выяснить компрометирующие кандидата факты биографии, если последний хочет их скрыть. Единственный, кто знает о кандидате все, – это он сам. Вот почему, по мнению американских специалистов Security Management, (1983, N4, p. 25-26), полиграф намного превосходит все остальные методы выяснения истины. По сравнению с традиционными кадровыми проверками СПФИ занимают значительно меньше времени (от одного до трех часов) и обходятся намного дешевле. Специализированные фирмы, оказывающие подобные услуги, за обследование одного человека берут в среднем от 150 до 350 долларов в зависимости от “глубины” проверки и репутации фирмы (стоимость тех же услуг в Польше, Германии и Израиле – порядка 450-500 долларов).
    Эксперты Конгресса США констатировали, что преступления, совершаемые в частном секторе страны, ежегодно оцениваются в 10 млрд. долларов (Scientific validity of polygraph testing: a technical memorandum. U.S.Congress, OTA, 1983). Из этого становится очевидной коммерческая рентабельность, которую обеспечивают СПФИ как при подборе кадров, так и в ходе служебных расследований.
    Президент Американской ассоциации полиграфа Л. Мэрси подтвердил, что по результатам многих исследований, проведенных ассоциацией, точность полиграфа составляет 90%. Этого вполне достаточно, чтобы намного снизить риск найма на работу злоумышленника. (New York Times, 1983, February, 13, p.4).

  4. Спасибо за статью! В начале 20 годов, в США, сотрудником полиции Калифорнии Ларсе¬ном был сконструирован первый, названный в последующем “детектором лжи”, прибор, позволявший регистрировать сразу три показателя – ды¬хание, кровяное давление и пульс. С помощью этого прибора Ларсен ус¬пешно раскрыл несколько уголовных преступлений, однако в дальнейшем, уйдя из полиции, стал использовать его исключительно в научных целях.
    В те же 20-е годы под руководством Дж. Ларсона начал свою деятель¬ность Леонард Килер, который сыграл решающую роль в развертывании психофизиологического метода “детекции лжи” в США.
    В 1933 году он сконструи¬ровал первый полиграф – “детектор лжи” специально предназначенный для выявления у человека скрываемой информации, разрабо¬тал первую методику проверки с помощью “детектора лжи”, ос¬новал первую фирму для серийного выпуска этих приборов и открыл первую школу по подготовке специалистов в данной области. Именно Л. Килеру принадлежит приоритет внедрения полиграфа в систему отбора кадров и профилактику правонарушений в сфере бизнеса. Поэтому, фактическим родоначальником инструментального метода “детекции лжи” счи¬тается не Ларсон, а Леонард Килер. Успехи Килера получили широкую известность и привели к призна¬нию полиграфа в США как высоко эффективного метода дознания.
    В течении последующих десятилетий проверки на полиграфе превратились в США в разветвленную и высокорентабельную индустрию. В начале 70-х годов в США начинается бум по использованию проверок на полиграфе, который привел к созданию в этой области достаточно мощной индустрии.
    В 80-х годах в стране насчитывалось 6000 полиграфологов, функционировало около 30 школ по подготовке специалистов. По данным на 1981г. около 1 млн. граждан США каждый год проходят психофизиологическое тестирование с помощью полиграфа. Около 20% головных концернов и 50% остальных, менее значительных компаний, используют методики психофизиологического отбора кадров при найме на работу, не говоря уже о том, что в государственных учреждениях: министерстве обороны, спецслужбах США, сотрудники, имеющие доступ к секретной информации, проходят периодическую проверку на полиграфе.
    В общем объеме проверок на полиграфе процент тестирований в сфере частного бизнеса, связанных с наймом на работу или профотбором, составляет около 70% ; с периодической проверкой кадрового состава около 20-25% ; остальная часть приходится на проверки в специфических случаях при расследовании каких-либо уголовных преступлений или случаев обнаружения утечки коммерческой информации.
    В России, начиная с 1923 года, попытки использовать психофизиологический феномен с целью выявления лжи предпринимал профессор А.Р. Лурия. Но в отличие от западных исследователей он регистрировал двигательные реакции (микротремор, силу и время нажатия на кнопку, латентное время двигательной реакции) на неосознаваемые (нейтральные и «ключевые») раздражители.
    В качестве ключевых раздражителей Лурия использовал отдельные слова, которые для преступника должны были представлять высокую значимость, а для непричастного, при условии, что он не знает деталей преступления, быть нейтральными. В последующем этот принцип подбора вопросов вошел в предложенную американцем Ликкеном методику, получившую название «Тест преступного знания» и ее модификации – «Тест пика напряжения» и «Непрямые тесты».
    Так, например, он обследовал одну женщину, назовем ее Лариса, которая подозревалась в убийстве своего мужа. Из материалов следствия было известно, что мужчину задушили кухонным полотенцем. До начала тестирования, женщина категорически отрицала свою причастность к убийству мужа. А.Р. Лурия используя тахистоскоп (прибор, позволяющий предъявлять различные стимулы на подпороговом уровне, т.е. без их осознавания), предъявлял этой женщине ряд слов, среди которых было слово «полотенце». Например, веревка, простыня, вожжи, полотенце, ремень, струна.
    Время экспозиции слов на экране было ниже порога зрительного восприятия, т.е. женщина этих слов не видела. И, тем не менее, в момент предъявления слова «полотенце» (реальное орудие убийства), у подозреваемой возникло сильнейшее психоэмоциональное возбуждение. Произошло нарушение ассоциативного ряда (латентное время вербальной реакции значительно увеличилось, а сама ассоциация контекстуально выпала из ответов на другие слова). В дополнение к этому появились выраженные поведенческие и вегетативные реакции. Увеличились сила и продолжительность нажатия на кнопку, резко возросла частота пульса. Через какое то время женщина сначала заплакала, а потом у нее развилась настоящая истерика и, наконец, рыдая, она призналась в совершенном убийстве. В последующем, успокоившись, Лариса не смогла объяснить, чем были вызваны такие эмоции и, почему она решила признаться.
    Вспомним применение гонга у индусов. Ну, как не склонить голову перед мудростью древних цивилизаций!
    Проведенные исследования позволили А.Р. Лурии сформулировать в последующем генеральный принцип психофизиологических способов выявления у человека скрываемой им информации. Согласно этому принципу – “единственная возмож¬ность изучить механику внутренних “скрытых” (психических) процессов сводится к тому, чтобы соединить эти скрытые процессы с каким-нибудь, одновременно протекающим, доступным для непосредственного наблюдения процессом.., в котором внутренние закономерности и соотношения находили бы своё отражение”.
    В практическом плане весьма интересен подход Лурии к методике проведения тестирования: ” Подробнейшим образом, изучив по материалам следствия ситуацию преступления, мы выбираем из нее те детали, которые, по нашему мнению, достаточно тесно с ней связаны и вместе с тем пробуждают аффективные следы только у причастного к преступлению, оставаясь для непричастного совершенно безразличными словами.”
    Следующим, кто в СССР стал серьезно изучать возможности инструментальной «детекции лжи», был академик П.В. Симонов, разрабатывавший в начале 70-х годов информационную теорию эмоций. Ученый констатировал, что “эффективность современных способов выявления эмоционально-значимых объектов не вызывает сомнений. Подобно медицинской экспертизе и следственному эксперименту, эти способы могут явиться вспомогательным приемом расследования, ускорить его и тем самым содействовать решению главной задачи правосудия: исключению безнаказанности правонарушений”.
    К сожалению, работы Симонова, ( а так же таких исследователей , как -Воронин, Злобин, Яни и др.) в начале 70-х годов в очередной раз подверглись яростным нападкам со стороны тех же оппонентов, которые критиковали данный метод еще в довоенное время. И проблема испытаний на полиграфе исчезла со страниц отечественной научной печати еще на 10 лет.
    Таким образом, в СССР, становление метода инструментальной «детекции лжи» прошло тот же мучительный путь, что кибернетика и генетика. До конца 60-х годов прошлого века он так же был отнесен к «продажным девкам империализма» и трактовался официальной наукой только как варварский метод эксплуатации трудящихся и ущемления их политических свобод.
    И только в 60-х годах начинает формироваться иная позиция в отношении испытаний на данном приборе, призывавшая правоведов, юристов, криминалистов, психологов, прекратить голословно и бездоказательно объявлять данный метод антинаучным и реакционным.

  5. Спасибо за статью! В принципе, детектор лжи вполне реально обмануть. Ведь проверка на полиграфе осуществляется программой, основанной на замерах физических показателей вашего организма: частоты пульса, дыхания, кровяного давления и пр. И если при ответах на вопросы, которые вам задают, сохранять спокойствие, то изменения состояния прибором восприниматься не будут.

  6. В последнее время в прессе появилось большое количество статей о применении полиграфа (детектора лжи) в коммерческих структурах России. Авторы приводят удачные и занимательные случаи из своей и чужой практики, оперируют цифрами. Это интересно, привлекает внимание читателей.
    Фирмы, выпускающие такие приборы, рекламируют свою технику и оказываемый с помощью детектора лжи спектр услуг. Каждое мероприятие, семинар, конференция, выставка, посвященные безопасности бизнеса, не обходятся без обсуждения проблемы полиграфа. Подробно рассматриваются возможности, которые предоставляет полиграф при кадровом отборе сотрудников, периодическом тестировании персонала, расследовании чрезвычайных обстоятельств. Сама проверка на полиграфе в различных изданиях называется проверкой, тестированием, обследованием. Между тем, в правоохранительных органах, в том числе и в МВД России, это мероприятие обоснованно называется “опросом с использованием полиграфа”, как разновидность опроса граждан с применением технических средств. Не будем с этим спорить: речь идет об одном и том же мероприятии, несмотря на то, что даже сами понятия несут в себе различные правовые последствия.
    В последнее время много говорится о прикладной эффективности детектора лжи, раскрываются даже некоторые аспекты методологии его применения. Однако упускается такой важный, основополагающий вопрос, как проблемы правового регулирования применения полиграфа в деятельности кадровых аппаратов и служб безопасности коммерческих структур. действует принцип – раз нет запрещающего закона, то применять такие проверки можно. Безусловно, полиграф в кадровой работе необходим.
    Нельзя отрицать его профилактическое, сдерживающее действие. Но при этом нельзя забывать о конституционных правах граждан (на труд, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства, гарантию свободы совести, вероисповедания, мысли, слова и др.) и попирать их. Не случайно даже в государственных структурах, в том числе и МВД, при решении кадровых вопросов применение полиграфа законодательно не урегулировано, несмотря на наличие подготовленных специалистов и техники.
    Вместе с тем в рекламных проспектах фирм, выпускающих полиграфы, упоминается, что их приборы используют крупнейшие банки и частные структуры России. В материалах конференции “Психология и безопасность организаций”, проходившей в Институте психологии РАН в октябре 1997 года, говорится, что применение полиграфа в банках США снижало материальные потери более чем на 20%. С этим положением можно согласиться, так как в США полиграф применяется давно, и его использование в деятельности коммерческих структур, в том числе и банковских, достаточно полно регламентировал законодатель. Однако недостаточным аргументом являются приводимые рядом автором цифры эффективности использования полиграфа в коммерческих структурах России, по данным которых применение полиграфа снижало материальные потери от 24,3% до 47,9% ( в зависимости от года и региона), так как при этом не указываются регионы, число и названия коммерческих структур, где проводились такие проверки. техники в стране достаточно, но квалифицированных специалистов явно не хватает. Если же считать, что в России полиграф работает более эффективно, чем в США, то тем более надо законодательно регламентировать его применение в коммерческих структурах, упорядочить подготовку специалистов и их лицензирование.
    Правовой вакуум порождает бесконтрольность применения детектора лжи в сфере бизнеса и нарушения прав человека. В то же время нельзя винить руководителей коммерческих структур и тем более специалистов, проводящих опросы с использованием полиграфа, за их деятельность, так как ограничивающих законов пока не существует. Вместе с тем нет и лицензированной системы подготовки специалистов для работы на полиграфе, достаточно апробированных методик применительно к частному бизнесу. Все это требует самого пристального внимания юристов и весьма осторожного отношения к широкому использованию полиграфа.
    Банки, фирмы, крупные магазины применяют полиграфные проверки при приеме сотрудников на работу и при проведении периодического контроля профессиональной деятельности лиц, связанных с материальными ценностями (деньгами, ценными бумагами, товарами), а также с сохранением коммерческой тайны. Полиграф используется и при проведении различного вида служебных расследований. Практика показывает, что при проведении таких мероприятий могут быть ущемлены законные права и интересы граждан. Каждый гражданин имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Также не допускается сбор, хранение и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ст. ст. 23, 24 Конституции Российской Федерации). Опрос с применением полиграфа всегда строго доброволен. Однако некоторые фирмы включают пункт о согласии на проведение проверок с помощью полиграфа в трудовые соглашения со своими сотрудниками. Таким образом, это мероприятие становится обязательным.
    Несомненно, полиграф может приносить пользу при приеме на работу и при проведении внутренних расследований. Но пока никто – ни законодатель, ни психологи и социологи, не установил границ допустимости в постановке вопросов при такой полиграфной проверке. С помощью полиграфа можно многое узнать о предыдущей деятельности опрашиваемого субъекта. Особую опасность представляет разглашение сведений, составляющих коммерческую и даже государственную тайну. В жизни любого человека могут быть моменты, которые не несут в себе ничего противозаконного, не имеют отношения к его будущей работе и разглашать которые он не хочет по моральным, этическим и каким-либо другим соображениям, вместе с тем это можно выявить входе полиграфного опроса, что совершенно недопустимо и нарушает нормы права и морали в целом.

  7. Спасибо за статью! прокомментирую: К исследованию не допускаются несовершеннолетние до 14 лет. С частичными ограничениями лица с травмами головы и сосудистыми патологиями. Лица, имеющие хронические психические заболевания или в стадии обострения. Беременные женщины также освобождаются от проверки на детекторе лжи.

  8. Что должен знать наниматель о кандидате на работу?

    Устанавливаемые работодателем требования к кадрам, как правило, определяются особенностями социальной группы, из которой отбирается персонал, социально-экономическими условиями жизни, требованиями бизнеса и конкретной профессии. Нежелательными факторами – “факторами риска”, характеризующими требования работодателя, например, при найме сотрудников в частные охранные предприятия, могут являться:
    а) связь с преступными группировками или террористическими организациями;
    б) совершение в прошлом уголовно наказуемых деяний;
    в) незаконное владение оружием и/или его несанкционированное применение.
    Помимо этого “факторами риска” (см.: Системы безопасности, 1996, №4, с.92-94) могут быть некоторые индивидуально-личностные характеристики человека: наличие у нанимаемого на работу негативных наклонностей (например: склонность к алкоголизму, наркомании) или проблем со здоровьем (наличие в прошлом психических расстройств или заболеваний, попытки самоубийства и проч.).
    В ходе проверки кандидатов могут быть использованы следующие вопросы:
     Вам кто-либо поручал собирать информацию о фирме?
     У вас есть скрытые причины, по которым вы хотите работать на фирме?
     Вы сознательно искажали какие-нибудь данные в своей биографии?
     Когда-нибудь употребление алкоголя мешало вашей работе?
     Вы когда-либо совершали преступления, которые остались нераскрытыми?
     При проверке на полиграфе действующего персонала для работодателя могут представлять интерес такие вопросы:
     Вы передавали фирмам-конкурентам служебную информацию?
     Вы передавали конкурентам конфиденциальную информацию коммерческого характера?
     Вы когда-либо получали деньги от фирм-конкурентов?
     У вас имеются скрываемые от (работодателя) контакты с другими фирмами?
     Криминальные структуры получали от вас служебную информацию?
     Какова же технология скрининговой проверки на полиграфе? В зависимости от конкретных условий и по согласованию между работодателем и оператором тестирование может проводиться либо непосредственно в помещении фирмы-заказчика, либо в специально оборудованном для этих целей кабинете оператора полиграфа.

    Перед проведением проверки оператор внимательно изучает проблему, которая стоит перед работодателем, и составляет вопросники для СПФИ.
    Проверка на полиграфе – процедура добровольная: в ходе СПФИ проверяемый должен сотрудничать с оператором, выполнять его инструкции (сидеть спокойно не двигаться, отвечать на задаваемые вопросы и пр.). В противном случае нарушается методическая корректность исследования и испытание становится невозможным. Поэтому работодатель, заинтересованный в проведении такой проверки, сам обеспечивает получение письменного согласия сотрудников (или нанимаемых на работу лиц) на предстоящее обследование.
    СПФИ начинается с предтестовой беседы. В ее ходе оператор знакомится с проверяемым, объясняет содержание и цель исследования, обсуждает вопросы, которые будут заданы в ходе СПФИ, инструктирует, как следует себя вести в процессе исследования и т.п. Далее оператор усаживает проверяемого в кресло, закрепляет на его теле датчики и задает заготовленные заранее вопросы. На основании зарегистрированных реакций, оценки их выраженности, оператор с помощью определенных логических правил приходит к выводам о наличии (или отсутствии) сокрытия информации относительно тех или иных “факторов риска”.
    Отечественный и зарубежный опыт показывает, что проверка на полиграфе одного человека (с учетом предтестовой, а иногда и послетестовой беседы) длится два-три часа. По данным Американской ассоциации полиграфа, один оператор в состоянии провести не более трех проверок в день – большее их число неизбежно повлечет снижение качества СПФИ.
    Проверки на полиграфе в настоящее время начинают пользоваться все более возрастающим спросом в России. Частные фирмы и компании, испытывая реальную потребность в защите своих коммерческих интересов, стремятся приобрести эти устройства (так называемые “детекторы лжи”). Этому способствует, в частности, реклама компьютерных полиграфов отечественного или иностранного производства.
    Ни в коей мере не умаляя роли технических средств СПФИ, следует тем не менее особо подчеркнуть, что 90% прикладной эффективности проверок обеспечивается исключительно профессиональным мастерством оператора.
    В ходе расследования уотергейского дела стали известны слова президента Р. Никсона, сказанные летом 1971 г. одному из своих сотрудников: “Я не знаю, как работает полиграф, мне не известно, насколько точные его показания, но я знаю, что он работает, и люди его боятся как черт ладана”.

  9. Спасибо большое. интересно! Добавлю: (Приводится по книге Ю.И. Холодного «Применение полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений». Издательский Дом «Мир Безопасности», 2000 г.).
    В давние времена, в некоторых странах, для установления истины, применялись, так называемые, ордалии или «суды Божьи». Эти «суды» проводились в виде смертельных поединков (вспомним кулачный бой купца Калашникова, отстаивающего честь своей жены) и других, довольно жестоких испытаний. Считалось, что Бог, как Абсолютная Правда и абсолютная Справедливость защитит невиновного.
    В судах древней Руси ответчику по требованию истца могли предложить пройти испытание железом. Для этого обвиняемый должен был взять в голую руку раскаленное железо или вынуть какой-нибудь предмет из кипящей воды. После чего судья перевязывал руку и запечатывал повязку. Если через три дня рана заживала, то ответчик признавался невиновным в инкриминируемом ему деянии.
    В Индии действовали более изощренным, или говоря современным языком, более научно обоснованным способом. Например, подозреваемому в преступлении, судья называл различные слова. Некоторые из них, не имели никакого отношение к расследуемому «правонарушению» – сейчас мы называет такие слова «нейтральными». Другие – «критические» (или в современной терминологии – «проверочные») слова, были непосредственно с этим преступлением связаны.
    Подсудимый должен был как можно быстрее отвечать на все называемые слова первыми, пришедшими в голову ассоциациями и одновременно тихо ударять в гонг. И, о чудо! У виновного, каждый раз, когда назывались критические слова, возникало нарушение ассоциаций. В отличие от нейтральных, на критические слова он либо надолго замолкал, либо начинал что-то невнятно мямлить, и все это сопровождалось более сильным или более слабым ударом в гонг.
    В древнем Китае подозреваемый в преступ¬лении подвергался, например, испытанию рисом: он должен был набрать в рот горсть сухого риса и выслушать обвинение. Считалось, что если рис оставался во рту сухим (от страха разоблачения приостанавливалось слю¬ноотделение), то вина подозреваемого была доказанной.
    Известно, что такие испытания практиковались, например, ещё в средневековой Англии и, пережив века, встречаются в изолированных культу¬рах примитивных племен и в наше время. Вот как описывает процедуру обнаружения виновного американский этнограф и путешественник Г. Райт, лично присутствовавший в конце 40-х годов при “детекции лжи” в одном из племен Западной Африки.
    «Колдун… указал на несколько человек, стоявших в стороне. Их вы¬толкнули в центр круга. Колдун повернулся к вождю и сказал: – Один из этих людей вор. …Колдун вышел вперед и протянул ближайшему из шести обвиняемых небольшое птичье яйцо. Его скорлупа была столь нежной, что казалась прозрачной. Было ясно, что при малейшем нажиме яйцо будет раздавлено. Колдун приказал подозреваемым передавать яйцо друг другу – кто виновен, тот раздавит его и тем самым изобличит себя. Когда яйцо дошло до пято¬го, его лицо вдруг свела гримаса ужаса, и предательский желток потёк между пальцами. Несчастный стоял, вытянув руку, с которой на землю падала скорлупа, и его дрожащие губы бормотали признание».

  10. Развитие полиграфа в нашей стране

    Ну а что же у нас в стране ? Инициатором разработки данного направления в 20-х годах в СССР является А.Р.Лурия. Он работал в лаборатории экспериментальной психологии при Московской губернской прокуратуре. Но его работам в этой области не суждено было занять достойное место. Невзирая на достигнутые обнадеживающие результаты, исследовательские работы в данном направлении вскоре были прекращены. Генеральный прокурор А.Я.Вышинский, выступая по проблеме доказательств в советском уголовном процессе, обрушился с резкой критикой в адрес данного метода. Т.о., негативное отношение к проверкам на полиграфе, сформировавшееся в предвоенные годы, не основывалось на каких-либо научных данных и было обусловлено всецело идеологическими мотивами.
    В послевоенное время редко появляющиеся работы из-за рубежа по вопросам полиграфа, также вызывали резкий негативизм. Последовавшее в начале 50-х годов резкое увеличение проверок на “детекторе лжи” в США не привлекло внимание советской криминалистической или психологической науки. И только в 60-х годах начинает формироваться иная позиция в отношении испытаний на данном приборе, призывавшая правоведов, юристов, криминалистов, психологов, прекратить голословно и бездоказательно объявлять данный метод антинаучным и реакционным.
    Первым, после Лурии, соприкоснулся с этой идеей был академик П.В.Симонов, занимавшийся в начале 70-х годов информационной теорией эмоций. Ученый констатировал, что “эффективность современных способов выявления эмоционально-значимых объектов не вызывает сомнений. Подобно медицинской экспертизе и следственному эксперименту, эти способы могут явиться вспомогательным приемом расследования, ускорить его и тем самым содействовать решению главной задачи правосудия: исключению безнаказанности правонарушений”.
    К сожалению, работы Симонова, Воронина, Злобина, Яни в начале 70-х годов в очередной раз подверглись яростным нападкам со стороны тех-де оппонентов, которые критиковали данный метод еще в довоенное время. И проблема испытаний на полиграфе исчезла со страниц отечественной печати еще на 10 лет.
    В целом, уважаемый читатель может наблюдать, что “проблема полиграфа” в нашей стране прошла тот же мучительный путь, что кибернетика и генетика. Отсутствие достоверной научной информации о данном методе неизбежно привело к извращенному представлению о сущности испытаний на полиграфе и их реальных возможностях.
    Существенно изменилось положение в этом вопросе в 90-е годы. В марте 1993 года Генеральная прокуратура и Министерство юстиции России открыли путь применению психофизиологического метода “Детекция лжи” в деятельности федеральных органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Полиграф все чаще стали использовать коммерческие структуры, банки. В России появились несколько фирм, освоивших выпуск компьютерных полиграфов.

  11. Спасибо за интересную статью. дополню: Согласно законодательству использование полиграфа не запрещено, однако для его применения нужно соблюдать ряд обязательных условий, в частности речь идёт о письменном согласии гражданина, ознакомлении его с тематикой вопросов, а также конфиденциальности информации, которую лицо представляет во время проведения исследования.

  12. Что касается законности применения данного метода, то в первом случае трудовое законодательство не предусматривает применение полиграфа при устройстве на работу или в процессе выполнения своих обязанностей. Однако в кодексе прописано, что работодатель может требовать от своих сотрудников соблюдения трудового распорядка компании. Соответственно, если данный пункт включен в трудовое соглашение, сотрудник компании обязан ему следовать. Проверка на полиграфе, законность и правомерность этого процесса также зависит от того, получил ли работодатель от своего подчинённого письменное разрешение, и может ли он гарантировать полную безопасность самого технического устройства.

  13. На практике метод инструментальной психофизиологической детекции лжи имеет несколько названий – «опрос с использованием полиграфа (ОИП)», «специальное психофизиологическое исследование (СПФИ)», «техническое интервью», «полиграфные проверки», «психофизиологическое обследование (ПФО)», «психофизиологическая детекция лжи (ПФДЛ)» и т.п..
    В СССР данный метод стал целенаправленно изучаться примерно с конца 60-х годов в системе КГБ и вся информация о нем, вплоть до 1993 года, считалась секретной. Необходимость изучения этого метода возникла в связи с участившимися случаями проверок на «детекторе лжи» и последующих провалов, подставляемых западным спецслужбам агентов. Первыми тревогу забило МГБ ГДР. И тогда, перед КГБ СССР была поставлена задача, не только изучить научную обоснованность полиграфных проверок, но и разработать эффективные способы противодействия им. Уже первые экспериментальные работы показали, что в основе методики детекции лжи действительно лежат естественные психофизиологические процессы, объективная инструментальная регистрация и оценка которых позволяет, в определенных случаях, выявлять сознательно скрываемую информацию. Так, например, в эксперименте по определению выбранного и скрываемого числа, на основе регистрации таких показателей, как дыхание, артериальное давление, и электрокожная проводимость, из 100 испытуемых правильно определить выбранное число удавалось у 90-98 человек, независимо от их пола и социального статуса. Более того, оказалось, что такие способы волевого контроля и влияния на эти процессы, как самоуспокоение или возбуждение, отвлечение внимания от вопросов, напряжение различных групп мышц и т.п., с целью противодействия проверке на полиграфе малоэффективны и в большинстве случаев терпят неудачу.
    В результате многочисленных экспериментов был сделан вывод о том, что инструментальная детекция лжи, это действительно научно обоснованная методология, но она, тем не менее, требует дальнейшего изучения и совершенствования. В частности оставались проблемными такие вопросы, как достоверность и надежность полиграфных проверок, критерии формулировки вопросов и составления тестов, тактика проведения проверки, способы оценки получаемых реакций и повышение уровня объективности таких оценок. И, тем не менее, КГБ СССР стал активно и в ряде случаев весьма успешно применять данный метод в практической деятельности своих оперативных подразделений.

  14. В судах древней Руси ответчику по требованию истца могли предложить пройти испытание железом. Для этого обвиняемый должен был взять в голую руку раскаленное железо или вынуть какой-нибудь предмет из кипящей воды. После чего судья перевязывал руку и запечатывал повязку. Если через три дня рана заживала, то ответчик признавался невиновным в инкриминируемом ему деянии.
    В Индии действовали более изощренным, или говоря современным языком, более научно обоснованным способом. Например, подозреваемому в преступлении, судья называл различные слова. Некоторые из них, не имели никакого отношение к расследуемому «правонарушению» – сейчас мы называет такие слова «нейтральными». Другие – «критические» (или в современной терминологии – «проверочные») слова, были непосредственно с этим преступлением связаны.
    Подсудимый должен был как можно быстрее отвечать на все называемые слова первыми, пришедшими в голову ассоциациями и одновременно тихо ударять в гонг. И, о чудо! У виновного, каждый раз, когда назывались критические слова, возникало нарушение ассоциаций. В отличие от нейтральных, на критические слова он либо надолго замолкал, либо начинал что-то невнятно мямлить, и все это сопровождалось более сильным или более слабым ударом в гонг.
    В древнем Китае подозреваемый в преступ¬лении подвергался, например, испытанию рисом: он должен был набрать в рот горсть сухого риса и выслушать обвинение. Считалось, что если рис оставался во рту сухим (от страха разоблачения приостанавливалось слю¬ноотделение), то вина подозреваемого была доказанной.
    В летописях народов различных стран широко и подробно описаны методы диагностики лжи с помощью тех средств, которые были доступны в то время.
    Одними из первых упоминаний об использовании таких методов относятся летописи из Китая и Индии.
    В частности в Китае для определения обмана использовалась функция слюноотделения, а в роли регистратора использовался рис или мука, которые подозреваемый в совершении преступления должен был взять в рот. Считалось, что человек выслушивающий справедливые обвинения в свой адрес, испытывает волнение, сопровождаемое снижением слюноотделением. В результате рис во рту оставался сухим, что служило доказательством вины подозреваемого. Похожие методики в средние века использовалась и в европейских странах.

  15. Требования к специалисту полиграфологу
    Почему важно знать уровень квалификации специалиста? Справедливости ради следует отметить, что на сегодняшний день полиграфные проверки можно скорее отнести к области искусства. Это весьма сложная, многоэтапная процедура, где каждый этап решает свою конкретную задачу. Методика включает строго определенную последовательность действий по подготовке, организации, проведению и завершению процедуры. Она так же включает принципы составления вопросников, формулировки вопросов, выбора критериев (алгоритмов) оценки регистрируемых реакций и многое другое.
    В то же время сам полиграф, даже став компьютерным, остается, как и раньше, лишь « …… непредвзятым свидетелем некоторых быстротекущих физиологических изменений в организме человека». Отсюда точность результатов тестирования напрямую зависит личностных качеств и профессионализма полиграфолога.
    Он должен знать, а главное уметь пользоваться всем накопленным его предшественниками опытом, быть в душе исследователем и оптимистом, он должен в совершенстве владеть приемами коммуникации, а еще лучше, если он обладает врожденной способностью общаться с людьми. Он не должен быть заносчивым, чванливым, грубым. Человеколюбие для него естественное состояние, а не производственная необходимость. Классный специалист обладает врожденной интуицией, наблюдательностью, способностью максимально концентрировать свое внимание.
    Если квалификация специалиста не высока, то это может привести к серьезным ошибкам.

  16. Правомерность применения полиграфа.
    Главное, что следует сказать, освещая вопрос правомочности применения полиграфа в нашей стране – в настоящее время в России использование контактного полиграфа для гласного получения информации ЗАКОНОМ НЕ ЗАПРЕЩЕНО, в частности ПОЛУЧЕНИЕ ЛИЦЕНЗИИ на его приобретение и использование НЕ ТРЕБУЕТСЯ.

    При этом единого нормативного акта, регулирующего применение полиграфа в различных сферах общественной жизни, в России пока нет. Не существует и государственных стандартов по применению полиграфа в РФ.
    К тому же имеются различные ведомственные акты, регламенты, инструкции, касающиеся применения опроса с использованием полиграфа.
    И хотя прямое законодательное регулирование использования полиграфа в деятельности государственных и коммерческих структур отсутствует, однако анализ российского законодательства дает повод утверждать о наличии серьезных и правомочных оснований использования полиграфа в частном секторе.

    ВПРАВЕ ЛИ РАБОТОДАТЕЛЬ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПОЛИГРАФ ПРИ ПРИЕМЕ НА РАБОТУ, а также ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЕГО СРЕДИ УЖЕ РАБОТАЮЩИХ СОТРУДНИКОВ?
    Прежде всего стоит понимать, что каждый работодатель — это человек, который построил свой бизнес и потратил на это свои личные средства и время, вырастил «свое детище», выпестовал, и запустил в работу. А потому, каждый работодатель заинтересован в том, чтобы его «детище» работало стабильно, приносило доход и сохраняло свою ценность и уникальность.

    Мы ведь, когда делаем свою квартиру более уютной и комфортной, почему-то уходя на работу запираем ее на ключ! Почему? Ну конечно же это очевидно! Потому, как мы с недоверием относимся к окружающим, не знаем, чего от них ожидать и бережем свое имущество. Если же кого-то мы пригласим к себе в гости, то не в первый же день, а спустя какое-то время, пока не узнаем, можем ли мы этому человеку доверять. Это наше право, которое у нас никто не отберет и мы сами решаем, кого мы впускаем в свой дом, а кого нет.

    А работодатель?
    Вот потому каждый работодатель стремится всеми доступными и законными способами обеспечить свои интересы. В зависимости от предложенной вакансии потенциальный работник проходит определенные тестовые мероприятия, которые позволяют выявить факт его профессиональной пригодности на должность. Если же работник устраивается на должность, которая предполагает работу с денежными средствами и другим имуществом, которое можно похитить, то тут недостаточно наличия хороших профессиональных качеств. Работодатель хочет знать не только об опыте работы кандидата на должность, но и как себя проявил кандидат по предыдущим местам работы. Обычными способами сведения зачастую выявить трудно, вот тут-то и приходят на помощь работодателям полиграфологи, которые путём использования полиграфа могут предоставить предположительные данные о тех или иных событиях из жизни претендента на должность.

    Правовые основы.
    Для организаций основанием правомерности применения исследований с использованием полиграфа служит Трудовой Кодекс РФ.
    Основное условие для законности проведения проверки — письменное согласие работника, что полностью соответствует п. 4 ст. 86 Трудового кодекса РФ, который указывает:
    «В случаях, непосредственно связанных с вопросами трудовых отношений, в соответствие со статьей 24 Конституции РФ, работодатель вправе получать и обрабатывать данные о частной жизни работника только с его письменного согласия».
    С целью соблюдения действующего законодательства, прежде чем отправить сотрудника на проверку на полиграфе при приеме на работу желательно получить письменное согласие на обработку персональных данных (ФЗ от 27.07.06 №152-ФЗ “О персональных данных”).
    Статья 8 ТК РФ даёт право работодателю разрабатывать и вводить в действие локальные нормативные акты, которые могут содержать дополнительные нормы регулирования труда, не противоречащие действующему трудовому законодательству. В этом акте можно прописать основания и порядок проведения тестирования с использованием полиграфа.

    Согласно ст. 70 ТК РФ законодатель предоставляет работодателю право установить работнику испытание при найме на работу, но не закрепляет определенной формы данного испытания. Таким испытанием может являться и проверка на полиграфе при приёме на работу. Подписание трудового договора с данным условием или дополнительного письменного согласия на проверку означает готовность работника пройти такое тестирование, что соответствует ст. 57 ТК РФ.

    Проведение проверок в случаях СЛУЖЕБНЫХ РАЗБИРАТЕЛЬСТВ или КРАЖ в организации подпадает под положения трудового договора, предусматривающие право работодателя по своему усмотрению проводить общие или выборочные проверки сотрудников на полиграфе, что может быть предусмотрено в коллективном договоре (ст. 40 ТК РФ).

    Отказ проходить проверку на полиграфе.
    Если у кандидата на работу есть право выбора — проходить психофизиологическое исследование или не проходить его, то, соответственно, отказ кандидата не может являться основанием для отказа работодателем в приёме на работу работника.

    Если кандидат на работу подозревает, что работодатель отказывает ему в приёме на работу в связи с отказом от прохождения исследования на полиграфе, кандидат на основании ст. 64 Трудового кодекса РФ вправе требовать предоставления ему письменного отказа.

    Непредоставление письменного отказа может быть обжаловано кандидатом в суде. За необоснованный отказ в принятии кандидата на должность работодатель может нести административную ответственность в соответствии со ст. 5.27 Кодекса об административных правонарушениях РФ.

    В то же время на практике работодатель, имея несколько кандидатов на должность, при отказе одного из них от прохождения проверки на полиграфе всегда может сослаться на то, что отказавшийся кандидат просто-напросто уступал другим кандидатам по деловым качествам. Доказать после этого, что на работу не взяли в связи с непрохождением полиграфа, у кандидата почти нет никакой реальной возможности.

    Если работодатель решит провести служебное разбирательство, например, по факту кражи денег или имущества, то попытка отказа будет расценена также, как расценили-бы ее вы, в случае, если-бы у вас украли деньги и кто-то из ограниченного числа лиц, имевших к ним доступ, начинает резко сопротивляться проверке на благонадежность и непричастности к хищению ваших денег. Работодатель такой же как и Вы, поэтому стоит поставить себя на его место, понять желание найти справедливости и сменить свой негативный настрой.

  17. Законопроект № 478780-5 «О применении полиграфа» был предложен на рассмотрение в декабре 2010-го (24.12). Однако через два года (13.02.2012) его сняли с рассмотрения. Причиной послужило несоблюдение авторами текста правил внесения законопроекта, а также несоответствие статье 105 регламента Госдумы. На сегодня закон не принят, однако положения о полиграфе регулируют другие законодательные акты РФ.
    Упоминания о применении детектора лжи на законных основаниях можно найти в тексте ФЗ № 144 «Об оперативно-розыскной деятельности» (ознакомиться полностью можно тут). Документ приводит разъяснение по термину СПФИ (специальное психофизиологическое исследование), которое проводится в качестве опроса, не способного нанести урон здоровью или жизни человека.
    Также расширение опций по использованию полиграфа обуславливает ФЗ номер 98 «О коммерческой тайне» от 2004 г. (доступен здесь). В нем описывается процедура применения устройства по инициативе руководства различных организаций, которые таким образом пытаются защитить свои интересы. Данная процедура должна быть осуществлена только после получения согласия от сотрудника, зарегистрированного в письменной форме, что коррелирует с положениями ТК РФ и Конституции страны.
    Непосредственно сам Трудовой кодекс разрешает проверки на детекторе лжи (ст. номер 70, скачать полную версию документа можно по ссылке). В акте содержится фраза о том, что подобным методом проводится «испытание работника в целях его проверки соответствия поручаемой работе». При проведении проверки работник может не отвечать на вопросы, которые являются унизительными для его личности или провокационными, а также нацелены на раскрытие его убеждений по религиозным, политическим или другим мотивам.

  18. Использование полиграфа в оперативно-розыскной деятельности
    Внедрение в отечественную следственно-судебную практику новых способов получения процессуально значимой информации всегда было сопряжено с известными трудностями. Достаточно вспомнить, сколько ко-пий было сломано по поводу статуса проверки показаний на месте, прежде чем данное следственное действие было закреплено в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Не менее острая дискуссия развернулась среди ученых и практиков по вопросу о правомерности, нравственной допустимости и формах использования полиграфа в рамках уголовного судопроизводства.
    В современной России уже никто не оспаривает «право полиграфа на жизнь», но его место окончательно не определено. По поводу «прописки полиграфа в уголовном судопроизводстве» в научной литературе до сих пор идут острые дискуссии. Такие видные ученые, как Р.С. Белкин, В.А. Образцов, Е.Р. Россинская, Н.А. Селиванов и другие пришли к выводу о целесообразности применения полиграфа в отечественном уголовном процессе. В.Е. Коновалова, А.М. Ларин, В.С. Шадрин и другие остались на позиции, согласно которой применение полиграфа в ходе расследования уголовных дел считается принципиально невозможным. Не подвергая сомнению право каждого специалиста иметь собственное суждение по проблеме использования полиграфа в уголовном судопроизводстве, в данной работе нам хотелось бы отразить существующую практику и перспективы использования ПФИ в уголовном судопроизводстве.
    В настоящее время в сфере уголовного судопроизводства сложились две формы проведения исследований с использованием полиграфа: непроцессуальная и процессуальная.
    Непроцессуальной формой использования полиграфа при расследовании преступлений является его применение в оперативно-розыскной деятельности в рамках оперативно-розыскного мероприятия – опроса граждан с использованием полиграфа (ОИП).

  19. Банки, фирмы, крупные магазины применяют полиграфные проверки при приеме сотрудников на работу и при проведении периодического контроля профессиональной деятельности лиц, связанных с материальными ценностями (деньгами, ценными бумагами, товарами), а также с сохранением коммерческой тайны. Полиграф используется и при проведении различного вида служебных расследований. Практика показывает, что при проведении таких мероприятий могут быть ущемлены законные права и интересы граждан. Каждый гражданин имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Также не допускается сбор, хранение и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ст. ст. 23, 24 Конституции Российской Федерации). Опрос с применением полиграфа всегда строго доброволен. Однако некоторые фирмы включают пункт о согласии на проведение проверок с помощью полиграфа в трудовые соглашения со своими сотрудниками. Таким образом, это мероприятие становится обязательным.
    Несомненно, полиграф может приносить пользу при приеме на работу и при проведении внутренних расследований. Но пока никто – ни законодатель, ни психологи и социологи, не установил границ допустимости в постановке вопросов при такой полиграфной проверке. С помощью полиграфа можно многое узнать о предыдущей деятельности опрашиваемого субъекта. Особую опасность представляет разглашение сведений, составляющих коммерческую и даже государственную тайну. В жизни любого человека могут быть моменты, которые не несут в себе ничего противозаконного, не имеют отношения к его будущей работе и разглашать которые он не хочет по моральным, этическим и каким-либо другим соображениям, вместе с тем это можно выявить входе полиграфного опроса, что совершенно недопустимо и нарушает нормы права и морали в целом.
    Нарушением прав человека является выяснение с помощью тестирования на полиграфе отношения к общественным и политическим проблемам, лояльности к существующему строю, отношение к религии, сексуальной ориентации. Очевидно, что люди старшего поколения не могут в полной мере отойти от сложившихся у них стереотипов поведения, межличностных отношений. Чем социально активнее был человек до перестройки, тем труднее он адаптируется к новым условиям. При таком подходе преимущество при приеме на работу получают приспособленцы, не имеющие четкой жизненной и моральной позиции. А большинство людей, имеющих профессиональный и жизненный опыт, остаются за бортом. Абсурдность такого подхода очевидна.
    Нельзя обойти вниманием и самый банальный вопрос – сведение личных счетов с неугодными сотрудниками с помощью полиграфных проверок. Такое также возможно при полной бесконтрольности, когда проверять можно кого угодно и по каким угодно вопросам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *